Баннеры

 

 

 

 

Социум как он есть 

ДОМАШНЯЯ ТИРАНИЯ. КАК ЕЕ ОБУЗДАТЬ?

22 августа 2017

Нателла Ахундова, член Учредительного Совета NET-FAX - NET-ФАКС:

- В середине 80-ых годов в Азербайджане была популярной общественно-политическая телепередача «Контрасты», к которой некоторые сотрудники нашей редакции имели самое непосредственное отношение. В одном из ее выпусков был показан сюжет о жительнице Сан-Франциско, которая превратилась в инвалида из-за систематических побоев мужа. После нескольких безрезультатных обращений в полицию жертва насилия возбудила судебное дело против города и департамента полиции и выиграла процесс, получив 2,3 миллиона долларов. Но в те годы холодной войны мы акцентировали внимание не на миллионом иске молодой американки, а на равнодушии полиции и бюрократов из городского управления. С тех пор много воды утекло, в США были приняты прекрасные законы для эффективной борьбы с домашним насилием. Но суровая статистика правонарушений в семье показывает, что домашнее насилие в Америке совершается каждые 18 секунд, а каждый год около 6 миллионов женщин подвергаются избиению своими мужьями и приятелями. Примерно 4 тысячи этих несчастных женщин погибает. Так о чем говорят эти цифры? Общество по-прежнему равнодушно к проблемам домашнего насилия?

Рэкел Джаксон, член Иллинойской ассоциации адвокатов, специалист по проблемам домашнего насилия (США):

- Случай, о котором вы упомянули, известен как прецедентный еще с юридического факультета. С тех пор, действительно, много прошло времени и много сделано для противодействия домашнему насилию. Однако я не могу сказать, что отношение общества к этому виду преступлений кардинально изменилось и со стороны жертв, и со стороны правоохранительных органов. Вы можете принять абсолютно  «правильные законы». Но это не значит, что они будут полностью исполняться. Дело  вовсе не в чьей-то злой воле. Нам известно такое понятие, как «реляционная дистанция», под которым понимают отношения между жертвой и предполагаемым преступником. По мнению социологов,  реляционная дистанция играет гораздо большую роль в деятельности полиции, чем правовая серьезность преступления. Как показало исследование социолога Дэвида Блэка, «полиция гораздо охотнее реагирует на мелкие преступления, совершенные незнакомцами, чем на уголовные преступления, совершенные друзьями, соседями или знакомыми». Понятно, что такое отношение характерно для малых городов, которых в США множество. А ведь полиция самый первый и чаще всего единственный социальный институт, взаимодействующий с лицами, совершающими насилие в семье, и их жертвами. Но как быть, если чей-то семейный деспот - ваш сосед по кварталу, партнер по боулингу и завсегдатай одного с вами популярного бара?

Вы знаете, что женщины, подвергшиеся насилию в семье, требовали ареста насильников только в 8-10% подобных случаев? Кстати, законы, предписывающие медицинскому персоналу сообщать о подозрении на домашнее насилие в полицию или другие специальные службы (это зависит от законодательства штата), иногда вызывают негативный эффект. Нарушение принципа конфиденциальности подрывает доверие пациентов к медицинскому персоналу. Ведь только 13% жертв семейных тиранов сообщают врачам  при каких обстоятельствах они получили травмы.

Поэтому в США тратятся огромные деньги на подготовку специалистов по борьбе с преступлениями в семье. Более 200 миллионов долларов из федерального бюджета предназначаются штатам для специального обучения полиции и прокуроров в рамках государственной программы противодействия домашнему насилию. И действительно, после принятия соответствующего закона администрация Билла Клинтона выполнила свое обязательство подготовить 100 тысяч специальных полицейских офицеров для противодействию «семейной» преступности.

Н. Ахундова: - Мы знаем, что в свое время американское общество с огромным одобрением приняло закон о насилии против женщин - краеугольный камень усилий президента Клинтона в борьбе с домашней тиранией. С не меньшим энтузиазмом был встречен закон о преступлении в отношении детей и регистрации правонарушителей на почве сексуального насилия. По их исполнению были разработаны государственные программы, потребовавшие огромных вложений. Можно ли считать, что они окупились?

Маса С. Сэмфорей,  член Иллинойской ассоциации адвокатов, специалист по проблемам домашнего насилия (США):

- Конечно. Закон о насилии против женщин, о котором вы упоминали, был принят в 1994 году не на пустом месте. Действовал хорошо разработанный аналогичный закон 1991 года. В стране уже функционировало 1,5 тыс. кризисных центров, приютов, безопасных «жилищ-укрытий» для жертв семейного насилия, выполнялись различные программы по борьбе с этим видом преступлений. Это я к тому, что принятый вами закон, который  надо только приветствовать, - лишь первый заслон волне семейных преступлений, захлестнувшей развитые страны. Жизнь сама еще будет вносить в него коррективы.

Так вот, согласно закону 1994 года, Министерство юстиции совместно с Министерством здравоохранения и социального обеспечения приступили к осуществлению программы борьбы с насилием в быту и преступлениями против женщин, рассчитанной на 6 лет. В самом Министерстве юстиции было создано специальное подразделение - Отдел по борьбе с насилием в отношении женщин. Была учреждена бесплатная для пользователей национальная «горячая линия» по проблемам семейного насилия, и ассигновано 1,6 миллирдов долларов на программы борьбы с преступлением в отношении женщин, включая финансирование убежищ для избиваемых женщин и кризисных центров для жертв изнасилования. (Интересно, что сейчас такие же деньги выделяются на реабилитацию престарелых членов семьи, подвергшихся насилию в доме). В среднем на «горячую линию» поступает 8 000 звонков в месяц из 50 штатов, округа Колумбия, Пуэрто-Рико и Виргинских островов США.

Н. Ахундова: - Думаю, что у нас «горячая линия» ассоциируется только с оказанием психологической помощи...

Р. Джаксон: - Нет, это - кризисная связь не только с психологами, но и с полицией, медиками, юридическими конторами, общественными организациями. Уже год спустя после введения закона результаты были обнадеживающими, а пятилетний период (1994-1998 годы) успешного применения закона привел к 21%-му снижению правонарушений в отношении женщин со стороны их «интимных партнеров» - настоящих и бывших мужей, бой-френдов. Я думаю, что 5-6 лет - это тот срок, на который вы должны рассчитывать, разрабатывая Государственную программу  противодействия насилию.

Н. Ахундова: - Программа Клинтона подразумевала официальное взаимодействие с представителями гражданского общества?

М. Сэмфорей: - Безусловно, и не только с неправительственными организациями. Она взаимодействовала с программами помощи молодым матерям, детям, пожилым, больным наркоманией, алкоголизмом, СПИДом и др. Кроме того, в противодействии домашнему насилию свою роль сыграли более 150 научно-исследовательских организаций, Университеты, колледжи, библиотеки. Власти штатов и федеральное правительство охотно контактировали с женскими, религиозными и прочими неправительственными организациями, имеющими свои «горячие линии», убежища, консультативные и кризисные центры. Их вклад трудно переоценить. И сегодня 67% жертв домашнего насилия предпочитают обращаться в неправительственные организации, а не в государственные органы.

Н. Ахундова: - Что ж, нам всем предстоит еще очень долгий, в не один десяток лет путь борьбы с домашним насилием. Думается, мы делаем только первые шаги в создании современных правовых и социальных механизмов, применяя которые, государство и общество могли бы эффективно защищать женщин, детей, стариков. Очень хочется, чтобы эти шаги были верными.

Социальный отдел

 NET-FAX - NET-ФАКС