Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ИДЛИБ. НАПРЯЖЕНИЕ НАРАСТАЕТ

20 февраля 2020

Интервью главного эксперта Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексея Синицына политическому обозревателю газеты «Каспiй» Роману Темникову.

- На Ближнем Востоке, а точнее в сирийской провинции Идлиб завязался еще один «гордиев узел», разрубить который можно только полномасштабной войной между Анкарой и Дамаском или, что еще хуже, турецко-российским конфликтом. Вы согласны с такой точкой зрения?

- Я совершенно исключаю подобное развитие событий, хотя ситуация действительно крайне напряженная. В «Большом Идлибе», который включает в себя не только одноименную провинцию, но и часть провинций Латакии и Хамы, скопились многотысячные отряды сирийских боевиков. Это и непримиримая «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшая «ан-Нусра») со своими союзниками, и «умеренная» вооруженная оппозиция, объединенная в т.н. Сирийскую Свободную Армию. Различия в их идеологии можно найти, разве что под микроскопом. По Сочинским соглашениям Анкара должна была создать «зону деэскалации», т.е. развести «непримиримых» и «умеренных». Однако по разным причинам это сделать не удалось.

В прогрессивной арабской прессе Идлиб называют «кладбищем зеленых автобусов». Действительно, из трех уже ликвидированных зон деэскалации на этих самых автобусах боевики свозились в Идлиб, который превратился в «раковую опухоль» сирийского терроризма. Теперь им уезжать некуда.

Надо полагать, что в среде вооруженной оппозиции есть какие-то здравые силы, но их голос практически не слышен. Основные формирования разномастных боевиков то воюют друг с другом, то вступают в ситуативные союзы, то просто примыкают к нусритам, в ряды которых влились даже бывшие игиловцы, в частности, самая отчаянная и самая злобная группировка этнических уйгуров из Китая.

- Однако наступление на Идлиб было начато все-таки Сирийской Армией и турецкие военные, а по словам турецкого лидера их погибло уже 14 человек, стали жертвами ударов сирийских сил. Как можно объяснить этот факт?

- Боевики стали расширять театр военных действий. Наверное, все видели телевизионные репортажи об артиллерийских обстрелах, в том числе и об обстрелах реактивными системами залпового огня, пригородов Алеппо, других важных населенных пунктов. Поэтому наступление правительственной Сирийской Арабской Армии (САА) было предопределено.

Ей удалось взять важный стратегический пункт город Саракиб, расположенный на пересечении двух международных трасс М-5 и М-4. В результате этой операции практически разблокирована трасса Хама-Алеппо и освобождены от боевиков пригородные районы «северной столицы» Сирии - Рашадин-4 и Хан аль-Асал. Теперь жители Алеппо могут спать спокойно. А вообще, правительственные силы в ходе своего наступления сумели взять под контроль более 600 кв. км территории, до последнего времени удерживаемой боевиками.

ССА и иранским прокси, прежде всего Хизбалле, приходилось обходить наблюдательные или, как сейчас их называют, обсервационные пункты турецкой армии. В такой ситуации столкновение с турецкими силами было практически неизбежно. Обе стороны - сирийская и турецкая - обвиняют друг друга в том, кто из них первый открыл огонь по позициям другого, как это было, в частности, в Тафтаназе. А это и привело к эскалации турецко-сирийской напряженности.

- Однако президент Эрдоган занял очень жесткую позицию. Он уже потребовал, чтобы сирийские войска отошли за линию деэскалации в Идлибе и объявил, что самолеты, оперирующие в воздушном пространстве Идлиба, теперь «не будут летать свободно». Турецкий лидер даже пригрозил Дамаску возможностью нанесения ударов по сирийской армии за линией деэскалации.

Насколько реально опасно подобное развитие событий, с учетом того, что турецкие войска находятся в приграничных районах Сирии согласно Аданскому соглашению 1998 года, которое позволяет Анкаре использовать свои вооруженные силы в пятикилометровой зоне к югу от общей границы?

- Москва признает Аданское соглашение. Но, во-первых, турки оперируют далеко за пределами пятикилометровой зоны. Во-вторых, Кремль ставит в вину Анкаре тот факт, что Турция не сумела разъединить «умеренных» боевиков и откровенных террористов из «Хайят Тахрир аш-Шам». Именно они не только атакуют давно освобожденный Алеппо, населенные пункты Хамы и Латакии, но даже российские военные объекты с помощью беспилотников.

А что касается современного Дамаска, то он Аданское соглашение не признает и считает турецкое присутствие на сирийской земле оккупацией.  Естественно, сирийские войска не собираются покидать освобожденные территории Идлиба и отходить за линию деэскалации, которую обеспечивают двенадцать турецких обсервационных пунктов. Очевидно, что необходимы конкретные, без амбиций и претензий переговоры не только между Москвой и Анкарой, но и между Анкарой и Дамаском.

- Однако нынешнее турецкое руководство не признаёт президента Асада...

-Это действительно так. Но это бесперспективная позиция. Кстати, кемалисты устами своего лидера Кылычдароглу фактически призвали турецкого президента установить отношения с официальным Дамаском. И потом, какие-то переговоры между турецкой и сирийской стороной ведутся без лишнего афиширования. К примеру, в прессу просочилась информация о встрече в России министра иностранных дел Сирии Валида Муэллима с главой турецкой разведки Хакимом Фиданом.  В любом случае, иного пути кроме переговоров не существует.

Москва же с Анкарой ведут фактически беспрерывные переговоры на всех уровнях - от президентского до, скажем так, военно-полевого. Действует даже российско-турецкий «Центр деконфликтации», который служит для обмена данными по проходящим колоннам во избежание огневого поражения именно турецкой техники, но не боевиков.  -- Но как поведут себя другие крупные игроки? США и НАТО уже высказали полную поддержку действиям Турции в Сирии. Особую активность развил американский спецпосланник по Сирии Джим Джеффри, который объявил о частичном снятии санкций с Турции. Возможно ли прямое участие НАТО и американцев в сирийском конфликте на этом витке напряженности?

- Даже при самом худшем развитии событий НАТО останется в стороне, т.к. 5-ая статья устава Альянса подразумевает оказание помощи государству-члену НАТО только в случае нападения на него. На Турцию же никто нападать не собирается.

А что касается США, то их гипотетические бомбардировки сирийских объектов могут привести к  прямому столкновению с Москвой, что совершенно не входит в планы президента Дональда Трампа. Особенно, в предвыборный период. Тем более, что не самый удачный опыт подобных бомбардировок у США есть.

Напомню, что 14 апреля 2018 года американцы вкупе с британцами и французами нанесли ракетные удары по самым разным сирийским военным объектам - аэродромам, центрам связи, штабам. И хотя президент Трамп так жизнерадостно прокомментировал эту атаку под бурные аплодисменты своего электората: «Бум-бум и все сделано», - ни одна из 102 ракет своих целей не достигла. Все они были сбиты, а две новейшие крылатые ракеты были принудительно приземлены и даже представлены на брифинге в Минобороне РФ.     

И еще одно. После ракетной атаки Ирана на базы США в Ираке, в ответ на ликвидацию американским беспилотником генерала Сулеймани, возникает все больше вопросов к боеспособности американских военных на Ближнем Востоке. На днях телекомпания CNN сообщила, что, оказывается, уже более чем у 100 американских военнослужащих, подвергшихся атаке, были диагностированы, цитирую, «traumatic brain injuries», т.е. черепно-мозговые травмы. Вряд ли весьма популярный корреспондент  CNN в Пентагоне Барбара Старр имела в виду переломы основания черепа или другие подобные неприятности. Скорее, речь идет о т.н. посттравматическом синдроме. Это тяжелое психическое состояние, которое специалисты называют «страхом после страха». Если ракетные разрывы могут вызвать подобную реакцию у военных, находившихся при нападении в убежище, то воевать им, наверное, действительно не стоит.

- Но в чем же Вам все-таки видится выход из создавшейся ситуации?

- В спокойной оценке ситуации всеми заинтересованными сторонами. Надо понимать, что война в Сирии заканчивается и у боевиков, несмотря на самую широкую внешнюю поддержку, нет никаких шансов изменить соотношение сил в свою сторону. На днях сирийцы отбили самую мощную атаку с джихадомобилями в первой цепи, которую «Хайят Тахрир аш-Шам» предприняли на позиции сирийской правительственной армии в окрестностях городка Найраб на востоке провинции Идлиб. Как результат - террористы потеряли еще несколько населенных пунктов западнее трассы М-5, которая скоро будет окончательно разблокирована.

 Становится все более очевидным, что «непримиримые» должны быть или уничтожены, или взяты в плен, а «умеренным» оппозиционерам предстоит сложить оружие и интегрироваться в послевоенную сирийскую жизнь. Эта задача и должна стать предметом переговоров между всеми политическими игроками, так или иначе ставшими фигурантами многолетнего сирийского конфликта.

Роман Темников

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС