Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ХИЗБАЛЛА УМЕЕТ ЖДАТЬ

02 декабря 2019

Беседа главного эксперта Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексея Синицына с политологом, обозревателем израильского общественно-политического портала «Детали» Марком Котлярским:    

Котлярский: - Каково положение «Хизбаллы» в настоящий момент в Сирии - кто ее поддерживает, кто выступает против нее (имеется в виду не партии, а вооруженные формирования)?

- Насколько сильны ее позиции в Сирии и в самом Ливане?  

- С кем «Хизбалла» на данный момент ведет боевые действия: с русскими, курдами, с ИГ?

Синицын: - Этим летом Хасан Насрулла сделал знаковое заявление о том, что в Сирии «Хизбалла» сократила свои силы до количества, которое на данный момент необходимо». И это, действительно, правда. До прихода в Сирию русских именно «Хизбалла» была самым боеспособным воинским формированием Башара Асада, в отличие от регулярной армии

и различных иранских прокси. Но сейчас ситуация в корне изменилась.

Российским военным удалось создать элитные штурмовые части, лучшей из которых стала бригада спецназа «Силы Тигра». На днях ее преобразовали в 25-ую дивизию. Кстати, «Тигры» первыми получили на вооружение самые современные российские танки Т-90 и бронеавтомобили «Рысь». Понятно, что подобного вооружения у отрядов «Хизбаллы» никогда не будет.

Но и сегодня без помощи «Хизбаллы» Дамаск обойтись не сможет, потому что  подразделений, подобных «Тиграм», в сирийской армии еще крайне мало. Только что, крайне нестойким перемирием завершились бои в т.н. «Большом Идлибе», где правят бал «непримиримые» из «Хайят Тахрир аш-Шам». Их костяк составляют боевики  «Джебхат ан-Нусра», т.е. местной «аль-Каиды». Сначала они развернули наступление на «умеренных» турецких прокси из «Национального фронта освобождения». Надо полагать, что разномастные боевики нашли-таки общий язык и уже вместе атаковали проправительственные силы на т.н. Эль-Латаминском выступе.          

Эта авантюра закончилась для «повстанцев» катастрофой: очередным «котлом», потерей значительных территорий и ряда стратегических пунктов, включая городок Хан-Шейхун, где якобы два года назад сирийцы применили химическое оружие.

По настоянию Эрдогана, Путин приказал Дамаску объявить об одностороннем прекращении огня, но перемирие, думаю, не будет долгим. Идет перегруппировка войск САА вокруг «Большого Идлиба», продолжаются рейды сирийских сил в горной Латакии и на других близких направлениях. Очевидно, что операция по ликвидации последнего террористического очага в Идлибе неизбежна и там мы обязательно снова услышим о «Хизбалле», благо ее бойцы уже находятся там.

Так что, с курдами «Хизбалла» не воюет, остатки ИГИЛ разметаны по пустыне и без ливанских шиитов есть, кому с ними справиться. А относительно русских, то «Хизбалле» приходится выполнять все их приказы, т. к.  в Москве, в Генштабе, планируются все боевые операции на сирийской земле.

Котлярский: - Окрепла ли «Хизбалла» за последнее время? Есть ли какие-то подробности, раскрывающие ее военный, в том числе, ракетный потенциал?

Синицын: - В организационном плане, в рамках усиления боеспособности, конечно, окрепла, но в Сирии ливанские шииты понесли значительные потери личного состава, а, главное, из-за антииранских санкций «Хизбалла», оказалась на крайне скудном финансовом пайке. Это обстоятельство, на мой взгляд, волнует Насруллу гораздо больше, чем израильские атаки на сирийский район Масиаф, где по заявлениям ЦАХАЛ находятся подземные заводы по производству ракет для «Хизбаллы».

Различные источники утверждают, что Насрулла имеет на вооружении чуть ли не  130 000 ракет. Цифра совершенно нереальная, завышенная, минимум, на порядок. Однако, гораздо важнее, это - целевое предназначение этого арсенала, которое сам шейх скрывает под туманными рассуждениями о политике «конструктивной неоднозначности». Не сомневаюсь, что у «Хизбаллы» есть схожее с йеменскими хуситами вооружение - достаточно точные ракеты, беспилотники и силы ПВО, способные сбивать враждебные дроны и не только их.        

Котлярский: - Насколько напряжены отношения между «Хизбаллой» и российской стороной?  Возможна ли дальнейшая конфронтация между ними?

Синицын: - «Конфронтация» - это слишком громко сказано. Шейх Насрулла в уже упомянутом интервью заявил: «Мы все еще находимся во всех локациях, где мы были в Сирии». Это уже совсем не так.  «Хизбалла» играла важную роль в поддержке т.н. «Южного фронта», который в результате сложных переговоров Москвы с Израилем, США, ОАЭ и Саудовской Аравией был полностью демонтирован, а «иранские военные советники», под которыми и надо понимать шиитские милиции, были максимально отведены от южных границ Сирии. Естественно, «Хизбаллу» этот факт, мягко говоря, опечалил.

Недовольство «Хизбаллы» вызвало и появление российской военной полиции в ливано-сирийском городке Аль-Каср. Его и боевики, и местное население расценило как угрозу потоку контрабанды в обоих направлениях. Вообще-то, можно насчитать десяток случаев, когда российские военные полицейские блокировали временные базы «Хизбаллы», но на какие-то военные демарши боевики идти не решались. Обычно все ограничивается глухими проклятиями и жалобами иранскому патрону.      

Котлярский: - Утверждают, что Насрулла не заинтересован в эскалации отношений с Израилем - почему?

Синицын: - Я уже говорил о достаточно острой нехватке у «Хизбаллы» финансового и людского ресурса. Но это технические детали. Главное, что без окончательной команды из Тегерана Насрулла не будет принимать никаких кардинальных решений. Но Иран вовсе не ощущает себе кошкой, загнанной в угол и на прямую конфронтацию с Израилем и США идти пока не собирается.

Иран проводит крайне уверенную военную политику в Ормузском заливе и очень настойчивую дипломатию в Евразии. И судя по тому, что политическое давление США на ИРИ явно потеряло остроту, смутные слухи о возможных, очевидно, многоступенчатых, через посредников, переговорах между Вашингтоном и Тегераном не лишены оснований.        

Котлярский: - Каково отношение к «Хизбалле» в Сирии со стороны сирийцев? И последнее, какова оценка ситуации на сегодня того, что происходит в Сирии и, вообще, возможны ли хотя бы какие-то мирные перспективы...

Синицын: - Сирийцы - люди разные. Но даже среди лояльных Асаду лиц отношение к Ирану, а, значит, и к «Хизбалле» довольно сложное. О пресловутом персидском высокомерии в Сирии говорят совершенно открыто, а влияние Ирана с вхождением Москвы в этот регион заметно сузилось.

Но даже обыватели Сирии прекрасно знают, что Центробанк ИРИ еще вначале 2012 года открыл многомиллиардную кредитную линию сирийским властям, что позволило им  регулярно платить зарплату личному составу вооруженных сил, которые сражались против вооруженной оппозиции. Там ценят прямую военную помощь ИРИ и той же «Хизбаллы», без которой сирийский режим разделил бы судьбу режима Каддафи.  Кстати, пик иранской экономического и политического вхождения в Сирию пришелся на 2007-2009 годы, когда ни о какой «арабской весне» и речи не было.    

А если говорить о перспективах мирного урегулирования, то очень многое решается в формате встреч лидеров ситуативного «астанинского альянса» - России, Турции и Ирана. Он или развалится по линии «Турция против России и примкнувшего к ней Ирана», или будет найдена какая-то общая компромиссная платформа  действий, отвечающая интересам трех стран.  Но  надо понимать, что Башар Асад уже победил и останется у власти «всерьез и надолго».

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС