Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ЕВРОПЕЙСКИЙ КАЛЕЙДОСКОП. КАРТИНКИ НЕ СКЛАДЫВАЮТСЯ

15 декабря 2018

Интервью главного редактора портала «Yenicag.Ru - Новая Эпоха» Кавказа Омарова с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:

 - В Париже Макрон предлагал главам стран Европы создать общую армию. Его идею поддержал и Путин. Если США и ЕС поссорятся, то какие рычаги у обеих сторон для давления друг на друга? Кто больше потеряет и что от этого заработает Россия?

- По-моему, Путин благосклонно воспринял идею создания европейской армии, только для того, чтобы лишний раз потроллить американцев. Европейская армия - утопия. Путин знает это лучше Макрона, который еще совсем недавно пытался представить себя военным лидером Европы. Не хватало  ему только длиннополой шинели Наполеона или каскетки (военного кепи) генерала де Голля.

Военные эксперты разных стран мира были единодушны в своем утверждении - создание европейской армии невозможно. Чтобы не быть голословным приведу мнение весьма известного натовского аналитика, немецкого генерал-лейтенанта Хайнриха Браусса: «Чтобы Европа сделалась «органичной суверенной силой», как выразился Макрон, нужны как минимум три ключевых потенциала - независимые европейские ядерные силы сдерживания, способность обеспечивать коллективную оборону Европы и способность совершать военные вмешательства в условиях кризисов в любой точке мира». Ни одним из этих потенциалов Европа не обладает.      

Мне кажется, что сам Макрон больше не вернется к идее «европейской армии». Он поручил крупному военному аналитику, ныне председательствующему в Подкомитете Европарламента по безопасности и обороне Арно Данжану проработать концепцию единых ВС Европы. Выбор был не случаен - Данжан известен своим скептическим отношением к Пентагону и НАТО. Но именно он посчитал инициативу президента Макрона фантазией.

Данжан сразу поставил вопросы ребром - «Кто будет главнокомандующим европейской армии? Кто возьмет на себя ответственность за пролитую кровь, в случае войны? Какую модель мы будем брать за основу при создании европейской армии? Немецкую или французскую? В Германии применение военной силы возможно только с согласия Бундестага. Во Франции же глава государства, он же глава вооруженных сил, единолично принимает решение об участии в военных действиях» и т.д. и т.д. Так что, европейской армии не будет, а, значит, не будет бенефициариев от реализации идеи Макрона.

- Эксперты оценили позицию Турции как одну из самых крепких среди всех стран, как Запада, так и Востока. Как вы думаете, европейцы смогут смягчить условия, поставленные перед Турцией для вступления в ЕС и ускорить этот процесс? Если так, то как поступит Эрдоган, который всерьез и существенно изменил геополитический курс своей страны?

- В самом конце лета глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил: «Членство в ЕС всегда было нашим приоритетом, во всех программах, этот приоритет остается при переходе на президентскую систему. Мы возобновим переговоры по новому таможенному союзу и визам, продолжаем работу по шести критериям (для перехода на безвизовый режим с ЕС). Мы хотим получить ответ от ЕС на наши усилия, мы против препятствий по политическим причинам».

Интересно, что в это же время различные «мозговые центры» коллективного Запада обсуждали его политику по отношению к Турции после президентской победы Реджепа Эрдогана. Они были единодушны, поэтому я, как пример, приведу только мнение итальянского коллеги Марка Пьерини, работающего с Центром Карнеги: «В долгосрочной перспективе ЕС придется серьезно задуматься о том, как лучше выстраивать свои отношения с Анкарой. К полноценным переговорам о вступлении Турции в Евросоюз вернуться уже невозможно - Берлин, Париж, Гаага и Вена никогда на это не пойдут. Поэтому на повестке остаются те же немногие вопросы, что и до выборов: либерализация визового режима, модернизация таможенного союза, беженцы и борьба с терроризмом».

Именно эти темы и волнуют Евросоюз, а политические условия, которые Брюссель выставляет для того, что не принимать Анкару в ЕС - нечто вторичное. Они могут меняться, сокращаться, разрастаться - это дело не меняет. Турция представляет собой сегодня мощный средиземноморский и евразийский «центр силы». Евросоюз, который сейчас находится в состоянии близком к экзистенциальному кризису власти, даже мысли допустить не может о политическом и экономическом единении с Анкарой.

Турцию будут только «кормить» обещаниями продолжать переговоры о ее вступлении в ЕС, как это уже сделал президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер. А для того, чтобы сами европейцы не принимали эти обещания всерьез, периодически заявлять о том, что Анкара к вступлению в ЕС еще не готова. В этом году так делали Эммануэль Макрон, болгарский премьер Бойко Борисов, австрийский канцлер Себастьян Курц и не только они.        

- В Париже в центре внимания мировой прессы была встреча Путина и Эрдогана, которая стала предметом обсуждения в западном экспертном сообществе. Что будет значить для Запада окончательная потеря Турции?

- Я уверен, что Евросоюз вовсе не собирается далеко отдалять от себя Турцию. Невозможно потерять страну с экономикой, входящей в двадцатку передовых, с 80-миллионым населением - это же огромный рынок. Экономики ЕС и Турции тесно связаны. В Турции, к примеру, насчитывается более 6 тысяч «дочек» или самостоятельных компаний из Германии - больше, чем в любой другой стране.

У Анкары полумиллионная боеспособная армия. Если Турция выйдет из НАТО, то рухнет не только левый фланг Альянса. Непоправимый ущерб понесет весь военно-политический блок. Ну, а если Анкара разорвет соглашение по беженцам, то Европа буквально задохнется в новом потоке ближневосточных мигрантов.

Однако и Анкара не сможет далеко уйти от Евросоюза. Посмотрите, на список товаров, которые Турция импортирует. Она, например, зависит от экспорта Германии, как ни от одной другой страны: техника, электротехническая и химическая продукция, которую  производят высокоспециализированные немецкие компании. Сама же Анкара поставляет немцам текстиль, продукты питания и т.д. А таких экспортеров в мире много.

Турция при желании не может выйти из НАТО. Иначе она останется без планового обслуживания иностранной боевой техники, запасных частей, боеприпасов и пр. и пр. Поэтому в отношениях Брюсселя и Анкары всегда будет сохраняться некий баланс интересов.

 - Что обещает Баку укрепление российско-турецкого стратегического партнерства? Эту положительную тенденцию можно считать единственной надеждой для восстановления территориальной целостности Азербайджана?

- Для Баку, как члена Движения Неприсоединения, это идеальная ситуация: иметь стратегических союзников на разных геополюсах - члена НАТО и саму Россию. А тот факт, что эти союзники сами состоят в отношениях стратегического партнерства, фактически гарантирует поступательное и безопасное развитие Азербайджана.

Уровень стратегического партнерства между Москвой и Анкарой будет только возрастать. Это видно по тому, как взвешенно, с учетом взаимных интересов обе стороны подходят к разрешению сирийских проблем. Но, наверное, это тема отдельного разговора.

Однако в контексте восстановления территориальной целостности Азербайджана, российско-турецкое партнерство - это мощная, но далеко не единственная составляющая благоприятного для Баку геополитического фона. Но реальной гарантией справедливого разрешения карабахского конфликта все же остаются мощные вооруженные силы и экономический потенциал Азербайджана.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС