Баннеры

 

 

 

 

Социум как он есть 

«БОЛЬШАЯ ИГРА» В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ (1990-1991 гг.). ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЦЕНТРА И ПРОИСКИ СПЕЦСЛУЖБ – 7.

01 мая 2018

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын:

- Как-то один из уважаемых, старых чекистов сравнил то, что происходило с населением Советского Союза в годы «перестройки», с т. н. «активной разработкой». Так именуют одну из традиционных операций, имеющуюся в арсенале спецслужб разных стран. «Активная разработка» - термин сугубо специфический и подразумевает он искусственное создание ситуаций, в которые человек или даже целая группа втягиваются совершенно незаметно для самих себя. Происходит вторжение в рутинную, частную жизнь объекта для того, чтобы путем различных манипуляций перевести его в новое состояние, по каким-то причинам выгодное спецслужбам или властям.

Все это, конечно, так, но я бы пошел бы еще дальше в своих сравнениях. Манипулирование людьми в «перестроечные» времена явно имело признаки зомбирования, которое, к сожалению, не только плод воображения кинематографистов. Конечно, население целой страны невозможно полностью изъять из прежней среды, как это делается при зомбировании. Но основные его методы применить вполне реально.

Жертву нагло обманывают, внушают недоверию к друзьям и близким, презрение или даже отвращение к своему «неправильному» прошлому. Для этого против нее проводят непрерывные акции дискредитации (подтасовка, высмеивание...) всего, чем человек дорожит, навязывают новые «ценности», которых раньше он мог вообще не принимать. Даже, прямо по методичке, на полуголодную диету всю страну подсадили, разве что, львиные дозы аминазина в еду не добавляли.

В этом формате тотального зомбирования населения СССР действовали не только «перестроечные», но и государственные СМИ, союзы творческих деятелей, всяческие инициативные группы граждан и пр. и пр. А чтобы какие-то не в меру ретивые чекисты случайно не прицепились бы к новоявленному активному «демократу», в канун перестройки с оперативного учета КГБ были сняты 56 000 человек - всякие там диссиденты и полудиссиденты, сектанты, националисты, бывшие  власовцы и т.д. А люди думали, что Горбачев только Андрея Сахарова из ссылки вернул...  

И, вот, когда огромные людские массы окончательно потеряли политическую и нравственную ориентацию, пришло время взрыва местного национализма, который и должен был стать сигналом «растаскивания СССР по национальным квартирам». Но меня всегда волновал вопрос - почему именно армяне были выбраны его детонатором. Я даже своим западным «друзьям» типа четы «норвежских журналистов» Свансонов задавал такой вопрос. Действительно, как же так получилось, что западные спецслужбы активно работали с прибалтами и западноукраинцами, имевшими серьезный опыт партизанской войны с Советами, а выбор на роль авангарда разрушительных процессов в СССР был сделан в пользу внешне вполне лояльных советской власти армян?

В ходе своих изысканий на эту тему я определил для себя несколько принципиальных положений ответа на этот сакраментальный вопрос: «Почему же армяне?». Эти положения, конечно, не единственные, их короткий список сам читатель может многократно дополнить, но какое-то понимание «армянской проблемы» они все-таки дают.

Итак, аналитики ЦРУ в своей работе первыми стали использовать термин «мировые нации», понимая под ним народы, образовавшие успешные, интегрированные в новую среду проживания диаспоры - китайцы, евреи, ирландцы, туда же включили и армян. Многие не хотят этого признавать, но Америка, действительно, еще с времен Первой мировой войны сделала ставку на армян - деятельность крупнейших протестантских миссий, арбитражное решение президента Вудро Вильсона по армяно-турецкой границе, отказ ратификации Лозаннского соглашения, облегчение миграционного законодательства для армян, формирование ближневосточного фонда при президенте США для поддержки армянского населения и т.д.

К середине 80-х годов усилиями сенатора Боба Доула и других законодателей в Конгрессе США сформировалось мощное армянское лобби. А создателями избирательной платформы Рональда Рейгана были его главный советник  Джордж Докмеджян и шеф спичрайтеров (составители программных речей) Кеннет Хачикян. Позже уже президентским спичрайтером и ближайшим помощником главы Белого Дома стал публицист Арам Бакшян. Это Рейган положил начало традиции, по которой, губернатор Калифорнии, а позже и президент США ежегодно 24 апреля выступают с обращением к армянскому народу.

А разве в Советском Союзе у армян были слабые позиции в руководстве страны? Институт мировой экономики и международных отношений возглавлял Анушаван Арзуманян, чья жена была сестрой супруги Анастаса Микояна. От Андропова Горбачеву достался его авторитетный помощник Георгий Шахназаров. Советниками Горбачева по экономическим вопросам были Абель Аганбегян и Степан Ситарян, а по международным - всем известный Андраник Мигранян. Не сомневаюсь, что  этот перечень читатели сами могут легко продолжить.

Конечно, у армян не было таких мощных надгосударственных институтов как у евреев - Всемирный Еврейский Конгресс, или у ирландцев - ирландский Орден Хибернианцев. Но ведь речь идет об элитах, у которых всегда имелась масса возможностей для поддержания контактов и реализации совместных планов. Тем более, что их взаимодействие происходило под кураторством всемогущих спецслужб, и не только западных.

Ну, кто поверит, что диссидентствующий инженер Игорь Мурадян и скромный региональный корреспондент «Литературной газеты» Зорий Балаян без мощной протекции могли бы добраться до самого Андрея Громыко, тогда Председателя Верховного Совета СССР, чтобы вручить ему петицию об отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана. Мурадян, правдами и неправдами, собрал под ней около 80 тысяч подписей.  Тогда Громыко ходоков послал подальше, но скоро и сам был отправлен в почетную отставку.

Однако армяне обладали еще одной ментальной характеристикой, которая позволила использовать фактически целый народ как политический таран для свержения советского строя. Это - возведенный в абсолют национализм. Были, конечно, исключения, я сам знал очень порядочных армян, которые как личную трагедию восприняли эту кровавую карабахскую эпопею. Но все-таки, как ни прискорбно, это были лишь исключения. На понимание того, что болезненная вера армян в собственную «сверхценность» может стать оружием холодной войны, даже спецслужбам понадобились годы и такой показательный пример как ливанская гражданская война.

Что не специалист знает об этой войне? Наверное, то, что ее причиной стал исход палестинских беженцев и их организаций из Иордании в Ливан после того, как иорданский король Хусейн устроил осенью 1970 года жуткую резню палестинцев, вошедшую в историю как «Черный сентябрь». Для многих ливанская гражданская война - это только длительный вооруженный конфликт между христианами и мусульманами.

Однако  это не совсем верно - были мусульмане, которые сражались на стороне христиан, и христиане, которые приняли сторону палестинцев. Дело в том, что многолетняя ливанская междоусобица - это тоже важнейший эпизод холодной войны, в котором за противоборствующими сторонами стояли Советский Союз и коллективный Запад. Армянская община, находящаяся в Ливане в состоянии перманентной грызни, сделала ставку на Запад, который в этой стране имел гораздо более сильные позиции, чем СССР. И армяне, забыв о своих  бесконечных дрязгах, массово встали на сторону христиан-маронитов и их союзников.

Мы же знаем, что такие «герои» карабахского конфликта, как Каро Кахкеджян,  Жирайр Сефилян, Виген Закарян получили боевое крещение в Ливане. Но все они позиционировали себя левыми социалистами и революционерами. Однако никакие идеологические убеждения не помешали им оказаться в одном строю с фашистами из Ливанской правой фалангистской партии «Катаиб», созданной по образцу испанских «фаланг» генерала Франко. Что говорить, если армянские коммунисты-интернационалисты из вооружённых отрядов «Народная гвардия» стали массово перебегать к противнику, даже к таким беспощадным христианским ортодоксам, как движения «Стражи кедров» и «Танзим».

Тот факт, что для армян единственным политическим кредо является националистический прагматизм - «это приближает нас к созданию Великой Армении» - у многих даже в спецслужбах вызвал состояние растерянности. Об этом ощущении рассказывал мне в свое время один из бывших тайных кураторов ливано-армянского клуба «Азирян» Союза армянской помощи. А курировал он его от  DGSE, т.е. Главного управления внешней безопасности французского минобороны.

К тому же я по-настоящему дружил и тесно общался тогда со своим коллегой Джамалом  Боргутом из палестинского сопротивления. Он был автором текста письма руководства Организации Освобождения Палестины в международный отдел ЦК КПСС, в котором сообщалось об этих странностях армянского характера. Оно так и осталось без ответа и, насколько я понимаю сейчас, без соответствующих выводов.

И еще на одно ментальное армянское качество я бы обратил внимание. Это - удивительная адаптация к ситуации, проще говоря, приспособленчество. Когда в Карабахе верховодил Аркадий Вольский, по улицам тогдашнего Степанакерта специально для телекамер Центрального телевидения маршировала группа женщин под руководством придурковатого вида седовласого дирижера. Солидные дамы истово скандировали: «Ленин, партия, Горбачев!». Лозунг, согласитесь, абсолютно бессмысленный. Но люди старшего поколения или консервативно настроенные, сидя у телевизора, говорили: «Смотри-ка, как армяне за советскую власть!».

А в это время депутаты от Армении - Зорий Балаян, Сильва Капутикян, Тельман Гдлян, Генрих Игитян и другие - в составе Межрегиональной группы Верховного Совета СССР с его же трибуны обвиняли эту самую советскую власть в совершенно немыслимых преступлениях и, конечно, требовали свободу «угнетенному народу Карабаха». Этим деятелям уже аплодировали народившиеся советские либералы.

Никто тогда из телезрителей не знал, что всеобъемлющую спонсорскую помощь Межрегиональной группе оказывает «Фонд Инициатив», тесно связанный с «Национальным советом в поддержку демократического движения в СССР», который, в свою очередь, являлся детищем антисоветского фонда «Интернационала сопротивления». У этого «Интернационала» тоже был свой комитет поддержки, в который входили такие известные деятели Запада, как французские философы Раймон Арон и Андре Глюксманн, политолог Ален Безансон, депутат британского парламента Уинстон Черчилль-младший (внук сэра Уинстона Черчилля), историк Роберт Конквест, лорд Николас Бетелл, западногерманская публицистка Корнелия Герстенмайер, драматург Эжен Ионеско, югославский политик Милован Джилас и многие другие.

Исполнительным директором «Интернационала сопротивления» был Альберт Жоли, известный также как Альберт Джолис, бизнесмен, убежденный антисоветчик и сотрудник спецслужб. Он не просто долгие годы дружил с  Уильямом Кейси, директором ЦРУ в администрации Рональда Рейгана, но и в свое время служил его оперативным напарником. А весьма влиятельным секретарем  «Интернационала сопротивления»  был бывший армянский репатриант и советский политзаключенный, автор сочинений о ГУЛАГе Арман Малумян. Вот так круг и замкнулся.

И раз уж мы упомянули ГУЛАГ, то, как здесь не вспомнить Александра Солженицына. Всем нам известная Елена Боннэр еще при жизни писателя всячески намекала на то, что она вдохновила Солженицына написать знаменитую статью о необходимости «отрезать мусульманскую подбрюшину от России». Эту безумную работу с восторгом встретила запутавшаяся русская «патриотическая» интеллигенция, так и не поняв, что этот одиозный труд Солженицына играет на руку карабахским сепаратистам, которых они воспринимали как «борцов за свободу».

Горбачев прекрасно знал о связях Межрегиональной группы, включая ее «армянский сегмент», с фондами, созданными западными спецслужбами. Об этом ему лично докладывал тогдашний руководитель внешней разведки генерал-лейтенант Леонид Шебаршин. Первый президент СССР Шебаршина внимательно выслушал, а потом вызвал председателя КГБ Владимира Крючкова и в самых резких выражениях запретил ему даже интересоваться деятельностью «межрегионалов».

Я думаю, читатель понял, что в таких условиях - предательстве московского центра и частично союзных органов правопорядка, активной и безнаказанной деятельности зарубежных спецслужб, всеобщем непонимании и настороженности - успешно противостоять волне карабахского сепаратизма было неимоверно трудно. Перелом ситуации мог наступить только в результате государственного переворота, который навсегда бы удалил с политической сцены Горбачева, Ельцина, Яковлева, Бакатина и многих других. В августе 1991 года этого сделать не удалось. И, как следствие, не готовый к войне Азербайджан первую фазу конфликта с Арменией проиграл.

Но ведь это было только начало, у которого обязательно будет свое продолжение. Со своим конкретным местом в этом новом временном пространстве многим еще предстоит определиться. Лично для меня все уже давно решено. Я же не случайно назвал свой фильм о раскручивании карабахского конфликта - «Необъявленная война». Это - аналогия, навеянная фразой одного из героев любимого мною Эрнеста Хемингуэя: «Впереди пятьдесят лет необъявленных войн, и я подписал договор на весь срок. Не помню, когда именно, но я подписал».

 Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС