Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ПЕРЕВОРОТ В АРМЕНИИ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

30 апреля 2018

Интервью вице-президента Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу, доцента кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана Елены Касумовой:

- Как Вы оцениваете происходящее в Армении: оппозиционные митинги, приведшие к отставке премьера Саргсяна?

- Давайте, сначала зададимся вопросом, почему новое правительство и лично премьер так легко расстались с властью, ради которой Серж Саргсян ровно 10 лет назад расстрелял мирную демонстрацию протеста. Ответ будет очевиден: падение Саргсяна в роли премьера - это завершение спирали кризиса, вызванного тяжким военным поражением в апреле 2016 года.

Восстановим события, последовавшие в Армении после «апрельской войны». Все армянское общество пребывало в состоянии полной растерянности, а первая волна недоумения сменилось гневом против властей, который последним так и не удалось полностью затушить. Армяне  в одночасье лишились веры в непобедимость своей армии, т.е. под сомнением оказалась главная гарантия безопасности страны. Сразу же вспыхнули коррупционные скандалы в высшем армейском руководстве, выяснились огромные проблемы в подготовке личного состава, самой организации вооруженных сил, их техническом обеспечении, прочности союзнических отношений с Россией и ОДКБ в целом.

Эти настроения уловили радикалы из фактически террористической организации «Сасна Црер», которые подняли антиправительственный мятеж, но заслужили даже не сочувствие, не просто одобрение, а восхищение большей части общества, прежде всего, молодежи, т.н. «креативного класса» и всей западной армянской диаспоры. Они целиком были солидарны с резкой критикой организаторов путча в адрес «стратегического союзника» Армении - России, которую обвинили в предательстве интересов армян. Один из путчистов, Варужан Аветисян, даже заявил, что акция мятежников - это «национально-освободительная борьба против российского колониализма». 

Далее последовал уход в отставку всего руководящего состава Министерства обороны во главе с министром Сейраном Оганяном. Причем, последний сразу же перешел в оппозицию с достаточно явным антироссийским  курсом.     

С этого момента режим Сержа Саргсяна уже не могли спасти ни задуманная им реформа по модернизации армии, ни «оборонные» российские кредиты, ни соглашение о всестороннем и расширенном партнерстве с Евросоюзом. Сам новоиспеченный премьер фактически без сопротивления капитулировал перед лидером оппозиции Николом Пашиняном, представителем оппозиционного блока «Елк», который завоевал на выборах всего восемь мест в парламенте страны. Но за ним пошли те силы, которые приветствовали мятеж «Сасна Црер», поэтому националистические, прозападные и антироссийские настроения стали идеологической тканью всех оппозиционных митингов.          

- Приведет ли отставка Саргсяна к приходу к власти в Армении оппозиции?

- Сам Пашинян уже сделал заявление о необходимости формирования временного правительства и назначении внеочередных парламентских выборов. Конечно, с его именем связывают победу этой совершенно неожиданной «революции», в которую не верили ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в диаспоре, ни в самом Ереване. Надо полагать, что во главе нового правительства оппозиция видит именно Пашиняна, который должен провести новые выборы так, чтобы обеспечить ей достаточно убедительную победу.

На последних выборах партия Пашиняна «Армянский выбор» вместе с союзниками из «Светлой Армении» с трудом пробились в парламент, где выглядели явными маргиналами. Ни одна из устроенных ими акций - от проведения уличных шествий из-за повышения цен до попытки добиться выхода Армении из Евразийского Экономического Союза - не вызывала озабоченности властей. Собственно говоря, и протестная оппозиции Армении, разделенная и вечно грызущаяся между собой, не особенно верила в собственное политическое будущее.

Это настроение точно выразил еще один оппозиционер, координатор «фронта» с громким названием «Во имя государства Армения» Петрос Макеян, который так определил свое политическое кредо: «Наша задача - использовать ситуацию и довести ее до форс-мажорного состояния. Получится - хорошо, не получится - трагедии из этого делать не будем». Точно также на политической арене действовал и Никол Пашинян, который, кстати, Макеяна на дух не переносит. Армения еще в апреле 2016-го вошла в форс-мажорное состояние, Пашинян сделал на это ставку и она неожиданно для всех сыграла.

В один день Пашинян с очень небольшой «группой товарищей» превратился из маргинала, которого уже запихнули в кутузку, несмотря на парламентский мандат, едва ли не в национального лидера. Теперь наступает время столь любимых в Армении политических игр. Уже в день отставки Сержа Саргсяна немецкая газета Deutsche Welle предоставила трибуну армянским политологам, один из которых  назвал главную причину поражения премьера: «Первое - низкий рейтинг и непопулярность Саргсяна, который никогда не был харизматичным политиком, хотя, несомненно, был гением кабинетной интриги».

Пашинян, очевидно, политик харизматичный. За участие в акциях протеста 10-летней давности он отбыл даже два года в заключении, толпу он завести умеет, работоспособности ему тоже не занимать. Вопрос в том - хватит ли у него хитрости и изворотливости для создания нового мощного движения, которое уже легитимно приведет его к вершине власти.

Сейчас еще трудно сказать, как поведет себя криминальный армянский олигархат во главе со своим лидером Гагиком Царукяном, чей блок еще недавно дружно голосовал за Сержа Саргсяна. Останутся ли союзниками армянских республиканцев дашнаки, которых традиционно поддерживает западная армянская диаспора? И даже разномастные оппозиционеры, которые постоянно пребывали в неком междусобойчике, совсем необязательно будут поддерживать Пашиняна.

К тому же рано сбрасывать со счетов правящую Республиканскую партию, которая создала мощный военно-бюрократический аппарат. Она вряд ли отдаст без боя свои позиции, прекрасно понимая, что с падением коррумпированного режима под угрозу уголовного преследования, в первую очередь, попадут ее функционеры. Но при всем этом, именно у Пашиняна самые большие шансы занять премьерское кресло. Ему верят потенциальные избиратели, которые сейчас ликуют на ереванских улицах.       

- Как смена власти в Армении отразится на ситуации на линии соприкосновения? То есть, стоит ли ожидать обострения обстановки?

- Армения - страна непредсказуемая. Сейчас там уже многие спекулируют на теме «азербайджанской угрозы», настойчиво распускают слухи о концентрации азербайджанских войск на линии разграничения и пр. и пр. Я не могу исключить того, что сторонники Республиканской партии Сержа Саргсяна и его пусть даже порядком потрепанного «карабахского клана» не организуют новую провокацию на линии фронта. Тем более, что позиции Саргсяна в Карабахе всегда были прочнее, чем в Армении. Почему бы тогда не показать обществу, которое пребывает сейчас в состоянии эйфории по поводу «свержения» Саргсяна, какого замечательного лидера и военноначальника оно потеряло?

- Вы считаете, что новое армянское руководство изберет прозападный курс?

- А, может быть, даже и антироссийский, хотя Москва явно соблюдала нейтралитет во время этих событий. Но от нее все время требуют большего и, прежде всего, участие сил ОДКБ на стороне армян в случае повторения событий «четырехдневной войны». Очень показательно, что Саргсян, кажется, еще не успел покинуть свое рабочее место, а его ставленник, президент Армении Армен Саркисян уже принимал  посла США Ричарда Миллза. Надо понимать, для консультаций.

В Армении еще со времен «перестройки» очень силен прозападный тренд. Сейчас в стране действуют тысячи НПО, которых  спонсируют Фонд Сороса «Открытое Общество - Армения», Национальный фонд США в поддержку демократии (NED) и другие западные покровители. Наиболее активны  «Ванадзорский офис Хельсинкской гражданской ассамблеи», «Армянский Хельсинкский комитет», «PINK Armenia», «Женский ресурсный центр», «Ереванский пресс-клуб» и пр.  Плюс либеральные СМИ, которые как и неправительственные организации, всячески культивируют в обществе антироссийские настроения.

В конце концов, сам парламентский блок «Елк» («Выход») так назван, потому что его деятели, среди которых Пашинян был самым активным, требуют немедленного выхода из Евразийского Экономического Союза. Кстати, они резко выступали и против участия Армении в ОДКБ. Поэтому нет никаких оснований полагать, что новое армянское руководство, независимо от персоналий, сохранит преемственность внешнеполитического курса Сержа Саргсяна. Может быть, не сразу, не одномоментно, но отношения Еревана с Москвой достаточно быстро окажутся на самой низкой отметке за весь постсоветский период. 

- Как смена власти в Ереване отразится на переговорном процессе по урегулированию карабахского конфликта: будет ли новая власть склонна к компромиссам или займет жесткую неуступчивую позицию?

- Ни одна армянская власть не пойдет на какие-либо компромиссы в карабахском урегулировании. Тот же Никол Пашинян после «апрельской войны» ездил в Карабах «воодушевлять бойцов», как и другие армянские популисты. Но они и не могут быть другими. Никакой прогресс в переговорах невозможен без освобождения оккупированных районов Азербайджана, которые в Армении еще недавно называли «поясом безопасности». Эта территория значительно больше территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, но теперь в Армении ее тоже «включили» в состав никем непризнанной «НКР».

Любой армянский лидер, который пойдет на какие-то компромиссы будет смятен с политического Олимпа той  угарно-националистической волной, которая поднялась сейчас в Армении. Более того, я скептически смотрю на будущее Минской группы, сопредседатели которой с трудом добивались консенсуса по сложным вопросам карабахского урегулирования. Я уверена, что если к власти в Армении придет прозападная оппозиция, сопредседатели от США и Франции однозначно станут проводниками только ее интересов. А это значит, что карабахский переговорный процесс будет надолго сорван.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС