Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ОТКРОВЕННАЯ БЕСЕДА: ИЗРАИЛЬ И УГРОЗЫ

28 апреля 2018

Беседа израильского писателя, публициста и политолога Марка Котлярского и главного эксперта Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексея Синицына.

Мы предлагаем полную версию этого разговора, записанного для израильского информационно-аналитического портала «Детали».

Котлярский: - Давай, поговорим об Иране, точнее, о твоей оценке ситуации в этой стране с точки зрения военной. Насколько Иран сегодня, по-твоему, действительно вписывается в ставшей банальной парадигму «иранская угроза»? И угроза ли? И если угроза, то, что за этим стоит? Каковы реально масштабы иранской военной мощи?

Синицын: - Однажды возникшая угроза никуда исчезнуть не может. Существует ли «китайская угроза» в отношении Москвы? Безусловно, но на гипотетическом уровне. Иранская угроза Израилю существует на вероятностном. Но она может обрести зримые параметры с развитием баллистической программы Тегерана и созданием «шиитского пояса», при условии, что таковой действительно будет создан. Однако реальная, экзистенциальная угроза, которая может привести к «переформатированию» всего Ближнего Востока, отнюдь не по американским лекалам, это - глобальная шиитско-суннитская война.  

Экзальтированный кронпринц Мухаммед бин Сальман объявил о том, что она может начаться через 10-15 лет. Может быть, у наследника престола саудитов и есть это время, но его явно нет ни у президента Трампа, ни у госсекретаря Помпео, ни у помощника по национальной безопасности Болтона, который так однажды сформулировал свою заветную мечту: «Америка официально должна объявить о намерении покончить с иранской Исламской революцией 1979 года ещё до её 40-летнего юбилея». Ровно год остался.

Все мы понимаем, что опосредованно эта война идет в Йемене, превращаясь в перманентный позор для напичканной самым современным оружием Саудовской Аравии. Но американцы постараются столкнуть иранцев с арабами Залива в Сирии. Собственно такие попытки уже были в форме создания «Исламской коалиции», «объединившей» 34 суннитских государства, чей «отборный» воинский контингент так и не появился ни под Пальмирой, ни в Дейр-эз-Зоре.

Однако после недавней провальной атаки американцев с союзниками на сирийские  военные объекты, в Белом доме, кажется, всерьез задумались рекрутировать в ряды своей коалиции саудитов, Катар и  Эмираты, воины которых должны сражаться на земле. Официально с ИГИЛ. Реально с сирийцами, иранскими прокси и спецназом КСИР Ирана. При этом они еще должны оплатить все расходы на это сомнительное удовольствие.

The Wall Street Journal недавно дала понять, что арабские войска заменят американцев в Сирии. Я уверен, что сейчас это не получится, но Джон Болтон, которому и принадлежит «светлая»  идея замены собственного спецназа на арабский, будет самозабвенно искать новые платформы для столкновения иранцев с суннитами.

А, что касается боевой мощи иранских ВС, то пока там крупным достижением специально к Дню Национальной армии считается оснащение вертолетов приборами ночного видения, то для ЦАХАЛа не все так критично.   

Котлярский: - Некоторые эксперты говорят о том, что Иран с воодушевлением воспринял исчезновение - или практическое исчезновение - ИГИЛ с политической карты, заполняя  собой образовавшийся вакуум, и это,  в частности, выражается в попытке Ирана - создать т.н. «шиитскую ось». Что ты думаешь по этому поводу, и насколько реальны его возможности в этом направлении? Какова позиция России на этот счет? Будет ли она закрывать глаза на иранскую экспансию в регионе, ориентируясь на выгодное сотрудничество с Ираном, или на каком-то этапе попытается сдержать иранские устремления? Я имею в виду, что иранские и российские интересы могут придти в состояние «клинча», когда будет решаться вопрос о том, кто займется восстановлением Сирии?

Синицын: - Идея «шиитской оси» родилась  раньше ИГИЛ, даже раньше 1979 года, когда Хомейни признал алавитов шиитами. Его иракские духовные «коллеги» сделали это на шесть лет раньше. Но «Шиитский полумесяц» стал превращаться в реальность, когда американцы, разгромив армию Саддама, маргинализировали суннитов и передали всю власть шиитам, заодно и породив ИГИЛ. Сейчас Тегеран, а не Вашингтон, контролирует Багдад. А потом как-то не так пошла «арабская весна» и спецназ «Кодс» КСИР вкупе с шиитскими милициями появились в Сирии. Однако удержать эту ось от Тегерана до Ливана через Багдад и Дамаск  целостной - Ирану не удастся. Для этого просто не хватит ресурсов, зато есть проблемы в формате ЦАХАЛа и, что немаловажно, светской ментальности Асада и сирийских элит. Москва тоже не горит желанием делить с иранцами свое влияние на сирийское руководство.

А что касается российско-иранского взаимодействия, то это - ситуационный союз. Однако он будет крепнуть, если американцы продолжат загонять всех знакомых кошек в угол. И если к Москве и Тегерану присоединиться еще и Пекин, то иранские ракетные фрегаты типа Moudge наверняка появятся в Восточном Средиземноморье.  

Котлярский: - Военное присутствие Ирана в Сирии. По данным западных экспертов, иранские советники, подразделения т.н. шиитской милиции или шиитские ополченцы, корпус стражей исламской революции и Хизбалла - всего примерно около 60 тысяч человек. Какова твоя оценка?

Синицын:  - Оценка - менее 40 тысяч. Если бы не «Хизбалла» и не иранские военные, Асад не дотянул бы до осени 2015 года, когда в Сирии появились российские ВКС и Силы Специальных Операций. Шиитские милиции - это пехота, которая должна воевать на земле. Все эти - иракская «Катаиб Саид аль Шухада», пакистанская  «Зайнабиюн», афганские хазарейцы из «Фатимиюн» и прочие бригады - далеко не самые боеспособные воинские формирования. Но очень эмоциональные.

Та же  «Фатимиюн» сразу же посыпалась и открыла фронт ИГИЛ, когда боевики пвседохалифата второй раз захватывали Пальмиру. К тому же,  они не находят общий язык с местными арабскими племенами, для шейхов которых религиозный фактор имеет принципиальное значение. Помнится, российской военной полиции из уроженцев Северного Кавказа однажды пришлось силой изгнать шиитских ополченцев из суннитских кварталов Алеппо, которые они решили «зачистить».

Но без шиитского ополчения Дамаск обойтись пока не может. Хотя надо признать, что россиянам удалось сформировать новые части типа 5-го штурмового корпуса Сирийской армии. Его бойцы хорошо обучены и качественно оснащены. Поэтому военное значение шиитских милиций постепенно снижается.    

Котлярский: - Что ты думаешь по поводу строительства военных баз Ирана в Сирии? С чем, по-твоему, связано строительство этих баз? И не рассчитывает ли Иран, тем самым, приблизиться к границам Израиля?

Синицын: - Ты же сам знаешь ответ - конечно, рассчитывает. И потом военные объекты Ирана - это звенья цепи, которая должна быть протянута по всей линии «шиитского полумесяца». Иначе, как иранцы могут оперировать в Сирии, не имея собственной военной логистики, узлов связи, систем управления, тренировочных лагерей? Другое дело - центр управления беспилотниками, как на авиабазе Т-4. А он, кстати, в основном работает на проведение операций на территории самой Сирии.      

Котлярский: - В израильских СМИ появились сообщения о том, что российский генерал Сергей Рудской, зам. начальника генштаба, объявил, что его страна рассматривает возможность продажи С-300 режиму Асада в ответ на атаку американцев. Твое мнение?

Синицын: - ЗРК С-300 должны были быть поставлены в Сирию еще лет восемь назад, расчеты уже были обучены и они даже проводили боевые стрельбы в Астраханской области. Однако президент Медведев, который очень дорожил мнением «западных партнеров», наложил вето на эти поставки. Сейчас их время, видимо, пришло. Думаю, на решение о передаче сирийцам комплексов С-300, повлиял и  израильский налет на авиабазу Т-4, который, если верить информированной The Wall Street Journal, обсуждался даже с президентами Путиным и Трампом.

Ты же знаешь, что ЗРК С-300 предназначены для поражения баллистических и аэродинамических целей, т.е. самолетов. Это ли не повод для размышлений?  В любом случае, сирийские ПВО станут значительно мощнее, а боевая выучка зенитчиков улучшится. Все это увеличивает риски любых операций, даже если удары наносятся из ливанского воздушного пространства.

 Котлярский: - И еще. В Израиле полагают, что Касем Сулеймани действует за спиной Роухани, проводя в Сирии свою собственную политику, сознательно дезинформируя последнего. Что тебе известно по этому поводу, если известно?

Синицын: - Сулеймани или героизируют до невозможности (на родине и в шиитских общинах), или чудовищно демонизируют (в стане противников ИРИ). Ведомство генерала Сулеймани - Силы специального назначения «Кодс», а мы используем «Кудс» - основа аппарата стратегической разведки Корпуса Стражей Исламской Революции. По восточным критериям, весьма успешное . Но ведь «Кодс» - не эксклюзивный источник информации для иранского руководства.

В самих вооруженных силах действуют военная разведка и Силы охраны правопорядка, которые тоже выполняют функции военно-политической разведки. А есть еще и политическая разведка в формате Министерства информации, которое было создано в 1983 году на базе существовавшей ранее Организации безопасности и информации народа Ирана (САВАМА), преемницы не доброй памяти шахской спецслужбы САВАК.

Разведсообщество Ирана внутренне конкурентно и главным потребителем развединформации  является Верховный главнокомандующий и Высший руководитель ИРИ Али Хаменеи. Именно он, а не президент, определяет генеральную политическую линию в области разведки и дает указания Высшему совету национальной безопасности  по разработке основных  направлений деятельности разведывательного сообщества. Поэтому я исключаю всякую возможность манипулирования Роухани кем бы, то ни было.       

Котлярский: - Ну и последний вопрос: твоя оценка перспектив военного сотрудничества или создания военного союза Иран-Россия-Турция? Как это может повлиять, скажем, на контакты в военной сфере Азербайджана и Израиля, которые только ширятся и увеличиваются в объеме закупок. Кстати, нет ли у тебя какой-то новой информации на сей счет?

Синицын: - Ты раньше не отличался детской непосредственностью, поэтому твой последний вопрос меня откровенно удивил. А что касается «военного союза Иран-Россия-Турция», то я еще раз подчеркиваю - это не ближневосточный блок, а коалиция ситуационных партнеров, подразумевающая серьезное военно-техническое сотрудничество. Я думаю, что Москва продаст иранцам то вооружение, на которое военный министр Хосейн Дехган нацелился еще два года назад - что-то из авиации, что-то из противокорабельных комплексов, что-то из средств РЭБ и т.д. Почему же не помочь платежеспособному партнеру на 6-8 миллиардов долларов, который еще и авиабазу Хамадан может предоставить во временное пользование?

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС