Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

СИРИЯ СЕГОДНЯ. ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХ?

20 февраля 2018

Интервью с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:

- Я думаю, что президенты обоих держав поторопились с  победными реляциями, явно работая на личный имидж. Путина подстегивали предстоящие президентские выборы, а  Трамп вообще убежден, что он теперь лично отвечает за «величие Америки», чтобы ни происходило на самом деле. Отсюда и его заявление об освобождении американцами почти 100% территории, некогда захваченной ИГИЛ. Как говорил американский генерал Джон Шаликашвили: «Мы не побеждаем, пока CNN не сообщает о том, что мы побеждаем».

ИГИЛ еще не побежден и ожесточенно огрызается. Недавно входившая в псевдохалифат «Исламская партия Туркестана», ядро которой составляют китайские уйгуры, вместе с «непримиримыми» из «Хаят Тахрир аш-Шам» атаковали, правда, без особого успеха наиболее боеспособные подразделения сирийской армии «Tiger Force».

А, кстати, в т.н. «Дахурском котле», наконец-то зачищенном сирийской армией, ожесточенно сопротивлялись именно боевики ИГИЛ. Их достаточно большой группе даже удалось на «тачанках» из пикапов с пулеметами прорваться в провинцию Идлиб, правда, окончательно потеряв при этом контроль над провинцией Хама и все тяжелое вооружение.

- Но западная пресса, анализируя события в Сирии, все чаще употребляет известное выражение: «Война всех против всех». На Ваш взгляд, насколько оно соответствует действительности?

- Давайте, взглянем на военные сводки, точнее, сами составим их в очень сжатом формате, сопоставив информацию различных источников. Протурецкая оппозиция, которую поддерживают  турецкие батальонные тактические группы, атакует  курдские «Отряды народной самообороны» (YPG) в Африне. Более того, турки пытаются развернуть опорную базу под городом аль-Эйс. Однако войска Сирийской арабской армии (САА) пропускают через свои боевые порядки  отряды YPG из провинции Дейр-эз-Зор в кантон Африн. А турецкую базу дважды подвергают артиллерийскому обстрелу проправительственные шиитские милиции. Турки, естественно, отвечают им той же монетой.

В то же время курды из «Сирийских Демократических Сил» (SDF) при мощной поддержке авиации коалиции, буквально, громят проправительственную войсковую группу, а ее костяк тоже составили шиитские ополченцы,  на нефтяных полях Дейр-эз-Зора. И на этом противоречивом фоне  израильская авиация атакует военные объекты на сирийской территории, теряя при этом, впервые за долгие годы, свой истребитель-бомбардировщик F-16I.

- Но ведь это и выглядит как «война всех против всех»...

- Я так не думаю. Действия всех игроков укладываются в понимание их тактических и стратегических задач. Для Москвы и Дамаска - это сохранить власть Башара Асада, пусть и с какими-то политическими издержками, над всей территорией Сирии.

Для Анкары - не допустить создания независимого курдского государства на севере Сирии и полностью снять курдскую угрозу своим границам. От идеи устранения Асада турки, очевидно, отказались, но они намерены упрочить  свои позиции в Сирии, прежде всего,  в контексте суннитского фактора. 

Для Тегерана важно окончательно сформировать «Шиитский полумесяц» или антиамериканскую и антиизраильскую «Ось сопротивления» от Ирана через Ирак и Сирию до Южного Ливана. Таким образом, Иран получает выход в Средиземное море, на сирийском побережье которого он намерен развернуть свою базу ВМФ. Израиль не может позволить себе присутствие иранского военного фактора в Южном Ливане и на сирийских Голанских высотах, поэтому и атакует иранские объекты на территории Сирии.      

- А какие цели ставят перед собой Соединенные Штаты, которые, в отличие от Турции и Ирана, даже формально не собираются покидать сирийские земли? Это при том, что правительство Асада американских военных в свою страну не приглашало.

- Официально Вашингтон требовал только отставки Асада, ухода из Сирии иранцев и проведения в Сирии «демократических выборов». Чем заканчивается такая «демократическая процедура» мы знаем по событиям в Ливии. Но реальные американские цели в Сирии озвучивались на самых разных уровнях, кроме президентского, - выбить Россию с Ближнего Востока, переформатировать его, навсегда покончить с нынешним иранским режимом. Без этого невозможна мировая гегемония Америки, с которой ни одни человек из американского истеблишмента даже в мыслях не собирается расставаться.

Помнится, еще в первых числах сентября 2016 года The Washington Post вышла с программной статьей «Десять войн, которые могут начаться после разгрома ИГИЛ», которая широко обсуждалась в мировой прессе. Ее автор Лиз Слай - дама очень информированная. Она - шеф бюро The Washington Post в Бейруте, более двадцати лет освещает ситуацию на Ближнем Востоке, у нее самые тесные контакты с Пентагоном и ЦРУ. Может быть, поэтому она проявила прямо-таки пророческий дар, назвав основные сценарии войны - «Сирийские курды против сирийских повстанцев и Турции», «Турция против курдов», «Сирийское правительство против курдов» и «США против Сирии».

Сегодня США сделали ставку на курдские военные формирования, которых они финансируют, обучают, снабжают продовольствием, техникой и вооружением, а, главное, оказывают им мощную военную поддержку, как с воздуха, так и на земле.

- Вы объясняете американским фактором нынешние события в Сирии?

- Конечно. Проправительственные силы в Дейр-эз-Зоре были атакованы в сирийско-российской зоне ответственности. Сирийская армия пропустила курдские отряды в Африн, но что она могла им противопоставить, если курды креатура США? Атаковать конвой проамериканских сил, рискуя подвергнуться бомбардировке американской авиации?

Проиранские милиции обстреляли под аль-Эйсом позиции не столько турецкой армии, а т.н. протурецкой оппозиции, именуемых «Сирийской свободной армией» (ССА). Однако не будем скрывать, что их костяк составляют те, кто в свое время был выбит из Алеппо. Теперь иранцы выступают против их возвращения в южную часть одноименной провинции, больше всего опасаясь нападения этих боевиков на находящиеся в полной блокаде шиитские  города Фуа и Кефрая. Последняя подобная атака была отбита в самом конце прошлого года, но с появлением новых хорошо вооруженных формирований ССА она может повториться.     

Но, пожалуй, в самой сложной даже не столько военной, сколько политической ситуации, находятся сейчас турецкие войска, которые ведут операцию «Оливковая ветвь» в курдском кантоне Африн.

- Вы считаете, что эта операция турецкой армии начала буксовать? Тем более, что был потерян вертолет турецкой авиации.

- Кстати, не совсем понятно, что случилось с турецким ударным вертолетом. Упал он на турецкой территории, что лишний раз может свидетельствовать в пользу необходимости турецкой операции в Африне. Несмотря на то, что курдские силы постоянно укрепляются, взятие Африна представляется вполне возможным. Во всяком случае, там турками создается ударный кулак для того, чтобы отбросить YPG от границы за линию Менаж - Таль-Рифат.

Более того, за сирийское воздушное пространство на этом направлении отвечают российские ПВО. И тот факт, что после небольшой паузы турецкая авиация возобновила боевые вылеты на Африн, надо расценивать как некую договоренность между Москвой и Анкарой по невмешательству России в операцию «Оливковая ветвь».

Сотрудничество между Турцией и Россией по курдской проблематике продолжается весьма успешно, тем более, что сами курды уже непонятно в какой раз отвергли предложение российских посредников признать над кантоном власть Дамаска. Но «Сирийские демократические силы»  сделали ставку на США и сейчас только наращивают интенсивность боевых действий против турецкой армии.

- Однако американцы не раз заявляли, что не поддерживают курдские силы в Африне...

- Буквально на днях, представитель Пентагона Эрик Пахон в интервью турецкой газете Hurriyet Daily News  подчеркнул, что существует четкое различие между поддерживаемыми США «Сирийскими демократическими силами» (SDF) и его составными частями, в том числе YPG.  Позволю себе прямую цитату от Эрика Пахона: «Мы сотрудничаем с теми подразделениями, которые работают для победы над ИГ. Отряды, которые переехали или перешли в Африн, не являются подразделениями, поддерживаемыми США».

Но ведь с этим утверждением не согласен сам президент Эрдоган. Сошлюсь на агентство Reuters, которое привело такую ремарку турецкого президента: «Если США заявляют, что они отправляют 5000 боевых машин и 2000 грузовых самолетов для борьбы с ДАИШ (ИГИЛ), то мы так не считаем». И потом, операция «Оливковая ветвь» не имеет смысла, если хорошо вооруженные курдские отряды останутся на западном берегу Евфрата в районе города Манбидж. Но именно там находятся американский спецназ, советники, американские пункты связи и управления.

Очевидно, судьба Манбиджа будет решаться в ходе переговоров в Анкаре с помощником президента США по нацбезопасности Гербертом Макмастером и секретарем Госдепа Рексом Тиллерсоном. Но я не верю в их продуктивность, потому что американцы не захотят отказаться от поддержки курдских боевиков, в которых они вложили сотни миллионов долларов.

Пока боевые действия в Сирии разворачиваются в контексте уже упомянутых неблагоприятных сценариев, которые предложила The Washington Post. При их реализации американцы, в отличие от других игроков, практически ничего не теряют, а раздел Сирии становится неминуемым. Думается, переломить ситуацию можно только общей, максимально согласованной позицией геополитического «треугольника» Анкара-Москва-Тегеран.       

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС