Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

АФРИН ПОКАЖЕТ, КТО ДРУГ ИЛИ ВРАГ

01 февраля 2018

Что стоит за военной операцией Турции в курдском кантоне Африн? Об этом беседуют журналист портала Yencicag.Ru  Ниджат Гаджиев и главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын.  

Н. Гаджиев: - Турция, как и ожидалось, начала операцию «Оливковая ветвь» в  Африне. Как показывают события, турков на это практически вынудили именно американцы, которые объявили о создании нового курдского воинского формирования. Более того, они полностью оснастили курдские бригады военной техникой и вооружением, обеспечивают их продовольствием, амуницией и т.д. и прикрывают курдское наступление на боевиков с воздуха. И все это делается, несмотря на активные протесты турков. Как вы оцениваете американо-турецкие отношения в последнее время?

А. Синицын: - Я не буду повторять едва ли не всех экспертов, рассуждающих о 30-тысячной «арабо-курдской пограничной армии», якобы создаваемой американцами. Это не очень ловкий блеф Пентагона. У них и так под ружьем все значимые курдские силы. Что еще надо создавать?

Наверное, сейчас более важно не то, как кто-то со стороны, и даже не как турки оценивают состояние американо-турецких отношений, а как это делают сами американцы. Мы не видим никакой серьезной реакции от официальных лиц США. Разве что, вялое пожелание туркам не очень задерживаться в Африне. Популярные американские СМИ вообще демонстрируют олимпийское спокойствие - мол, турецкая армия начала военную операцию, есть потери с обеих сторон и.. в общем-то, на этом всё.

Но одно интересное объяснение дал обозреватель The Washington Post Адам Тейлор, заметивший, что «Прокрастинация может сработать на данный момент, хотя она ни на шаг не приблизит Америку к окончанию «бесконечной войны» в Сирии». Прокрастинация - это патологическое состояние, при котором человек откладывает важнейшие дела «на потом», тратя время на занятия какими-то пустяками.  В контексте американской внешней политики это - слишком сильное определение, но  что-то в нем все-таки есть.

Ну, отодвинут турки курдские отряды  YPG на 18 миль или, может быть, не сумеют создать этот «пояс безопасности» - что реально изменится для американцев? Разве, несмотря на все свое негодование, Анкара выйдет из НАТО? Или закроет для проамериканской коалиции базу Инджирлик? Нет, конечно. Ни один турецкий демарш ничего не изменит в позиции США по Сирии, для которых цель №1 - как можно более жестко вытеснить оттуда Россию и Иран, и тем самым решить судьбу Асада, возможно, по примеру Саддама и Каддафи.

Н. Гаджиев: - Но, а как же курды? Именно их США «назначили» своими главными союзниками в Сирии...

А. Синицын: - Они им даже многое простили. Для меня самым показательным было сравнительно недавнее заявление, наверное, самого боевого американского генерала на ближневосточном ТВД Томаса Раймонда. Он - начальник Главного управления войск специального назначения Министерства обороны США. Так вот, Раймонд сообщил, что даже Рабочая партия Курдистана для него «больше не марксисты, а демократы». Под «демократами» американцы понимают собственную военную креатуру, которую вооружают, оснащают и готовят к войне с Асадом.

Сейчас курды возмущаются бездействием американцев. Но и они никуда от американцев не денутся. Те же тоже никуда из Сирии не уйдут, а еще больше нарастят свое военное присутствие там, и если не удастся сбросить Асада, то они пойдут на раздел Сирии. У англосаксов есть такая пословица: «Все будет хорошо и Джилл достанется Джеку». США привыкли играть вдолгую, благо ресурсы практически безграничны. Они способны ждать свою «Джилл» очень долго.   

В 1970 году Муамар Каддафи изгнал американцев с крупнейшей ближневосточной базы ВВС в Ливии. Через 40 лет с ним расплатились. Заметьте, я вовсе не утверждаю, что судьба Асада предрешена, а раздел Сирии с потерей ее светского и, по восточным критериям, вполне демократического государственного строя в ее арабской части - неизбежен. Но американцы будут к этому упорно стремиться.   

Н. Гаджиев: - Ввод турецких войск Африн уже не воспринимается как блицкриг. Как Вы оцениваете военные столкновения первых дней?

А. Синицын: - Пока «Оливковая ветвь» напоминает другую турецкую операцию «Щит Евфрата» в августе 2016 года. Только она была направлена против ИГИЛ. Сначала наступающим сопутствовал успех - боевики псевдохалифата почти без боя отступали по всему фронту. А  приграничный  Джераблус, ранее захваченный ИГИЛ, был взят всего за день с минимальными потерями. Но потом протурецкая оппозиция с приданными ей солидными силами турецкой армии надолго завязли в боях за городок  эль-Баб, упустив тем самым свой главный приз - город Манбидж, который захватили курдские отряды YPG, поддерживаемые США.

Реальная цель операции «Оливковая ветвь», если она действительно имеет военный, а не пропагандистский характер - это тоже Манбидж, а не Африн. Именно там курды создали свою самую серьезную линию обороны. Поэтому только Манбидж может стать лакмусовой бумажкой, по которой можно проверить боевые возможности как курдов, так и турецкой армии, а заодно и понять истинное отношение США к турецко-курдскому противостоянию.

Осенью 2016 года Джозеф Вотел, глава Центрального командования вооруженных сил США (CENTCOM), открыто пообещал «Сирийским Демократическим Силам»: «Манбидж находится под защитой сил коалиции». Посмотрим, какова будет реакция CENTCOM, если турки развернутся на этот сирийский город.

Н. Гаджиев: - Можно ли сказать, что Турция и Россия договорились или это была вынужденная мера России, чтобы не столкнуться с турецкой армией?

А. Синицын: - Я не удивлюсь, если Россия станет главным бенефициарием турецкой операции «Оливковая ветвь». Не понимаю, почему многие эксперты решили, что Москва будет на себе рубаху рвать, защищая курдов? Летом 2017 над своими военными объектами в Африне курды подняли российские флаги, но позже, когда началась «битва за Ракку», закончившаяся уничтожением этого города воздушными ударами коалиции, их также благополучно спустили.

Когда курдские отряды спокойно выпустили из осажденной Ракки самых отборных боевиков ИГИЛ, стало ясно, что никакого альянса у Москвы с курдами не получится. Переговоры по Африну действительно проходили, но, как известно из американских источников, курды отказались признавать власть Асада над Африном. Но предложили передать сирийской армии контроль над давно разрушенной авиабазой Менаж и несколькими КПП. А это предложение сочли непреемлимым российские генералы.   

Н. Гаджиев: - И тогда были достигнуты новые договоренности по Сирии между Москвой и Анкарой?

А. Синицын: - Конечно. Эти соглашения были приняты на переговорах начальника Генштаба ВС Турции генерал Хулуси Акара и директора Национальной разведки Хакана Фидана с главой Минобороны РФ Сергеем Шойгу и начальником российского генштаба Валерием Герасимовым.

Турки получили свободу действий в сирийском приграничье, а сирийская армия и российские ВКС в провинции Идлиб. Еще неделю назад Анкара требовала от Москвы прекратить там военные действия, а сегодня об этом говорят только на Западе. Особенно Франция озаботилась. Очевидно, с опозданием.  

 20 января подразделения  «Tiger Forces» генерала Сухеля и бойцы сирийско-палестинской бригады «Лива аль-Кудс» на марше взяли базу ВВС Абу-Духур. В тот же день правительственные войска САР на юге Алеппо соединились с армейскими подразделениями на границе с провинцией Идлиб. Таким образом, крышка «котла» для большого соединения непримиримых боевиков захлопнулась, т.е. они оказались в полном окружении.

Н. Гаджиев: - Как на это все смотрит Иран? Какова его позиция на этот счет?

А. Синицын: - У Тегерана свои интересы в Сирии и сейчас в помощь «Тиграм»  генерала Сухеля проиранские силы зачищают от боевиков территорию вблизи города Саламия в провинции Хама. К тому же в Иране тайно действуют собственные курдские пешмерга трех подпольных группировок, мечтающих о «Великом Курдистане». Поэтому никаких симпатий к их сирийским единомышленникам Иран не испытывает.

Но, конечно, МИД этой страны уже призвал Турцию немедленно приостановить операцию в Африне. Однако в Анкаре прекрасно понимают, что все официально озвученные «озабоченности» Москвы, Тегерана и Дамаска - это некая политическая необходимость. Все стороны относятся к этой дипломатической игре по принципу «Ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь». Однако мы только в начале нового сирийского сюжета в курдских декорациях. Как он может развиваться дальше, пока никто до конца не знает. Даже сами участники этого «увлекательного» действа.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС