Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ГЛОБАЛЬНАЯ КОНФРОНТАЦИЯ НАРАСТАЕТ. КАКОВА БУДЕТ ПОЗИЦИЯ БАКУ?

21 января 2018

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын для агентства Sputnik.

- Отношения России и США, двух ядерных супердержав, сегодня составляют основной контекст современной геополитики. Это стало очевидным при президенте Трампе, который обещал открыть новую страницу в истории взаимодействия Москвы и Вашингтона. Так что же удалось написать лидерам обеих стран на этой странице в 2017 году?

- То, что уже там написано диаметрально отличается от того, что Дональд Трамп публикует в своем Twitter. Недавно он записал: «Хорошие отношения с Россией - это хорошо, а не плохо». Мысль, конечно, не самая глубокая, но бесспорная. Однако весьма показательно, как его прокомментировала влиятельная The Washington Post: «Теоретически это правда», а далее, собственное резюме - мол, президент Путин «обещает сотрудничество, а на практике старается ставить Соединенным Штатам палки в колеса, деморализовать и расколоть западные демократии». Это лучшая иллюстрация того, как американский истеблишмент, независимо от партийных предпочтений, интерпретирует сейчас внешнюю политику России.     

«Объективные» политологи, анализируя глобальные геополитические расхождения, привычно возлагают ответственность на обе стороны, т.е. на Москву и Вашингтон, что позволяет им выступать в роли третейских судей. Но это порочная тенденция, ведущая в никуда. Путин сам признал: «Наша главная ошибка - мы слишком много доверяли Западу». Эту мысль можно смело продолжить: «...и очень хотели ему понравиться». Так было при Горбачеве, Ельцине и даже сейчас это желание в чем-то сохранилась. Кстати, китайцы тоже грешат подобным стремлением - получить западный «одобрямс».

- Американцы этого не понимают?

- Безусловно, не понимают. И при этом они и в мыслях не допускают какие-то компромиссы с партнерами. США ни при каких условиях не хотят смягчать позиции, завоеванные в однополярном мире. Они и XXI век назвали «Новым американским веком».

- Но разве мир постепенно не становится многополярным?

- Пока он становится, простите такой неологизм, «бесполярным». Ни Москва, ни Пекин пока не могут претендовать на позицию какого-либо абсолютного «полюса силы». Но и США не в состоянии удержать первенство глобального лидера. Поэтому между Москвой, Пекином и Вашингтоном, буквально, по всем геополитическим вопросам лавинообразно нарастают неразрешимые противоречия. Пока обыватель видит только верхушку этого айсберга взаимного непонимания.

- Но каковы перспективы нормализации международной ситуации в 2018 году?

- На мой взгляд, они нулевые. Весь 2017 год в США фактически продолжалась президентская избирательная кампания. Во всяком случае, вся критика Трампа проходила в этом формате. Но сейчас в США разработали новую «Стратегию национальной безопасности», которая перечеркивает все предвыборные внешнеполитические предложения американского президента. Его советник по национальной безопасности Герберт Макмастер, представляя «Стратегию», фактически противопоставил  ее платформе Дональда Трампа «Америка прежде всего» и даже подчеркнул, что она «ознаменует возвращение более уверенных и более целеустремленных США».

Макмастер не постеснялся назвать Китай и Россию «ревизионистскими державами», и не случайно вся новая «Стратегия национальной безопасности» является программой предельно жесткого «сдерживания» Москвы и Пекина. Если формула «Мир с позиции силы», от которого так и веет эпохой холодной войны, становится концептуальным подходом к решению международных проблем, то мы гарантировано увидим жесткое противостояние ядерных держав в Тихоокеанском, Центрально-азиатском регионах, на «Большом Ближнем Востоке», в Латинской Америке, Восточной Европе и даже на постсоветском пространстве.

- Какова будет позиция Азербайджана в этой сложной геополитической борьбе Запада и Востока?

- Вполне возможно, что это будет борьба с минимальным набором правил или, вообще, без оных. Но официальный Баку все для себя давно определил. Мы как-то забываем, что Азербайджан - член Движения Неприсоединения. Баку, в отличие от Еревана, не строил свою политику по принципу «и-и» - и Западу, и России. Он не стремится ни в НАТО, ни в ОДКБ, ни в какие-либо другие блоки и союзы. Другими словами, внешняя политика Азербайджана не ориентирована на геополитическую конъюнктуру, что всегда подразумевает свободу маневра.

Но, с другой стороны, Баку прекрасно понимает, что геостратегическое положение Азербайджана между Россией и Ираном, может провоцировать желание Запада превратить его территорию в подобие  военного плацдарма с иностранными базами, разведцентрами и пр. Такие попытки уже были в прошлом, но Азербайджан остался верен своей политике невмешательства во внутренние дела других стран. И нет никаких признаков того, что он пересмотрит свои приоритеты.

К тому же всем уже понятно, что заигрывание с разными геополитическими силами отнюдь не приближает разрешения главной для Баку проблемы - карабахского кризиса. Поэтому я уверен, что основные внешнеполитические усилия Азербайджана в 2018 году будут сосредоточены на достижении прорыва в карабахском урегулировании, а в отношениях с глобальными  игроками он по-прежнему будет проводить крайне взвешенную и достаточно независимую политику.

Александра Зуева (Sputnik)

NET-FAX - NET-ФАКС