Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

АРМЯНСКАЯ АРМИЯ ПОД ГРУЗОМ ПРОБЛЕМ

13 января 2018

Интервью Vesti.az с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:

- В январе 2018 года Армения представит программу коренной модернизации своей армии, рассчитанную на семь лет. Президент Саргсян заявил, что этот шаг «продиктован сегодняшними и будущими вызовами». Но если внешние вызовы абсолютно ясны - это Вооруженные Силы Азербайджана, то с какими внутренними вызовами, о которых так часто говорят военные аналитики, сталкиваются армянские ВС?

- Если после боевых действий полностью меняют руководство Минобороны и Генштаба, собственную военную стратегию и начинают по-новому переформатировать армию, то, значит, страна потерпела жестокое поражение. Это я к дискуссиям международных экспертов о том, за кем осталось поле боя в «четырехдневной войне».

У армянской армии сейчас множество проблем, которые вскрыла «апрельская война». Назову хотя бы острую нехватку средств разведки и наблюдения. Ее маскируют банальным мифотворчеством, о котором я уже не раз рассказывал читателям. В этом отношении армянское общество живет в неком «зазеркалье», в котором еще долго будет пребывать, если продолжит верить собственным «военным экспертам».

К примеру, Армену Ханбабяну, который через некоторые российские СМИ (им, видимо, в Армении больше верят) сообщил, что, цитирую, «США передали Арцаху новейшую модель автоматизированной разведывательной системы C4ISR. Благодаря этому Армия обороны НКР получила возможность осуществлять наблюдение за позициями противника на большую глубину».

Обыватели, не только армяне, верят в эту галиматью. Им невдомек, что нет никакой «модели системы C4ISR». Это - одна из крайне дорогостоящих технологий сетецентрической войны, концепция которой разработана в США и НАТО. Она подразумевает информационное объединение многих сегментов технической разведки, связи, управления и пр. В Европе постепенным внедрением C4ISR занимаются только Германия, Великобритания и Франция. Даже Голландия и Норвегия всего лишь на подходе к этой сложнейшей программе. Ну, тогда о какой «Армии обороны НКР» может идти речь?

- Однако армянские военноначальники и даже сам президент Саргсян не раз говорили, что они насытили средствами разведки всю переднюю линию.

  - Деятели армянской диаспоры иногда привозят в подарок армии видеокамеры, тепловизоры, приборы ночного видения. Подобная аппаратура - мечта продвинутого охотника, но не более. Не отказываются армяне и от банальной контрабанды.

В прошлом году в Армении по запросу американцев полиция задержала некоего Сергея Миронова по подозрению в продаже оружия в международном масштабе. Но уже на следующий день его отпустили, когда туповатым полицейским старшие товарищи из спецслужб объяснили, что Миронов нелегально закупал войсковые приборы ночного видения и переправлял их в Ереван. Партии небольшие - всего-то на 50 тысяч долларов, но хотя бы что-то стоящее. Однако такими «поставками» катастрофическую ситуацию с разведтехникой не исправишь.

- А как же кредиты от Росси на закупку военной технике и вооружений? Первый в 200 миллионов, а второй - в сто миллионов долларов?

- Я, вообще-то, не совсем понимаю ажиотаж вокруг этих кредитов. Турция сейчас тоже покрывает основные расходы на закупку российских ЗРК С-400 за счет российского государственного кредита. В торговле вооружениями это обычная практика.

Гораздо интереснее, как тратятся армянами эти заимствованные под проценты деньги. У армян есть скверная привычка выбалтывать собственные секреты. Сам оборонный министр Виген Саркисян проговорился, что в формате 200-миллионого займа с российскими предприятиями заключено было всего-то шесть соглашений, по которым на поставку строительной и автомобильной техники было затрачено порядка 72 миллионов долларов. Еще какое-то количество денег ушло на покупку переносных зенитно-ракетных комплексов, снайперских винтовок, боеприпасов и пр. Следовательно, закупку тяжелых средств огневого поражения у армян уже не осталось валюты. Во всяком случае, так должно было бы быть.

Еще более странная ситуация со 100-миллиным кредитом. Собственно говоря, он ничтожен - по 20 миллионов на пять лет. Армяне признали его законом, но фактически его не существует. Парафированы (т.е. поставлены  инициалы участников сделки) только три соглашения, из которых лишь одно имеет отношение к поставкам военной техники. Я думаю, что армяне мечтают получить часть и первого, и второго кредита живыми деньгами.

- Нечем наполнить оборонный бюджет?

- Конечно. При этом деньги остро нужны для того, чтобы задействовать людской ресурс. «Высочайший воинский дух армян», о котором так много говорят, такой же миф, как и все остальное. Молодежь не хочет служить и, тем более, оказаться на передовой.

Сегодня в Армении официально признаны дезертирами 11 тысяч молодых людей. Но государство готово  освободить их от уголовной ответственности за уплату сравнительно небольшого штрафа. В прошлом году этой возможностью воспользовались немногим более двухсот человек. Недавно парламент повысил сумму штрафа вдвое - до 400 долларов с небольшим. Надо полагать, что теперь в Армении желающих встать под ружье станет еще меньше.

В Армении на линии фронта сложилась беспрецедентная ситуация. В Карабахе местные мужчины, гражданские, уже далеко непризывного возраста, в «добровольно-принудительном» порядке несут боевое дежурство за мизерную плату. Естественно, что об их «боеспособности» говорить не приходится.

- Однако по индексу милитаризации стран Армения занимает третье место в мире, уступая лишь Израилю и Сингапуру...

- Опережая Азербайджан и даже Россию. Несмотря на все бравурные заявления военных чинов, в Армении сложилась ситуация, когда на передовую уже невозможно загнать солдат силой, поэтому приходиться заманивать их звонкой монетой. Я думаю, что в результате «апрельской войны» все армянское общество переживает тяжелый посттравматический синдром и его пытаются лечить деньгами, которых пока тоже явно не хватает.

В недрах армянского Минобороны были разработаны две пилотные программы «Это Я» и «Честь имею» для студентов и аспирантов. Если призывник будет согласен служить на передовой, то ему сразу предложат контракт на три года. Начиная с 6-го месяца службы,  военнослужащему предстоит неделю проводить на каникулах дома, неделю - в воинской части, и еще 2 недели - на передовой.

По окончанию службы он должен получить вознаграждение, которое сможет потратить на одну из целевых программ: доступное жилье (ипотечная программа);  мини-ферма (программа для призывников из сел); возмещение расходов на обучение. На мой взгляд, не такое, уж, плохое предложение, но армянское общество его категорически не приемлет. Как минимум, не верит в его реализацию - все равно каким-то образом обманут.

- А где действительно взять деньги на реализацию такой программы?

- Я подозреваю, что армяне надеются выцыганить их из «оборонных» российских кредитов. К тому же в Армении недавно принят т.н. «закон о 1000 драмах», по которому все работающие граждане должны отчислять 1000 драмов (около 2-х долларов) ежемесячно в фонд помощи якобы семьям погибших и раненых военнослужащих. И чиновник с особняками, и работяга на стройке - каждый по 2 доллара.

Парламент его принял, но обсуждение этого закона в обществе вызвало бурю негодования. В Ереване проходили акции протеста, по электронным адресам и в соцсетях развернулась протестная кампания «хэштег #1000դրամ» (1000 драмов), а однажды перед зданием парламента появился плакат-растяжка с надписью: «Бедные отказываются умирать».

- А как на все это реагирует армянская интеллигенция, самая, наверное, националистическая часть общества?

- У интеллигенции тоже есть дети, которых она не хочет посылать на войну. Именно она со своими возлюбленными чадами, кажется, уже торпедировала другую армейскую программу «Честь имею». Коротко о ее сути - это военные кафедры в вузах, офицерское звание и служба в армии в течение 3-5 лет исключительно на линии фронта за хорошую зарплату в 500 с лишком долларов.

Но «особо одаренным», главным образом, выпускникам престижных вузов должны были предложить пятилетний контракт и службу вдали от Карабаха и азербайджанской границы.

«Патриотическая студенческая молодежь» подняла настоящее восстание. Студенты создали инициативную группу «Ради развития науки» (все захотели быть кабинетными учеными в Ереване) и вышли на молодежный бунт, поддержанный всем армянским «креативным классом». Пять дней митинговали, два дня даже дружно голодали и, кажется, добились своего:  оборонные инициативы Вигена Саркисяна - «Это Я» и «Честь имею» - провисли в воздухе.                                         

Я вам в весьма лаконичном стиле обрисовал фон, на котором Серж Саргсян намерен проводить реформу в армии, призванную, по его словам, обеспечить ее «скачкообразное развитие». Что ж, предлагаю следить за столь увлекательным «процессом модернизации армянских вооруженных сил». Уверен, что мы еще увидим самые неожиданные сюжетные повороты в этом подлинном театре абсурда.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС