Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

УВИДИМ ЛИ СВЕТ В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ?

13 января 2018

Интервью Vzglyad.az c главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексеем Синицыном.

- Какими важными событиями запомнился регион Южного Кавказа в сферах международных отношений, экономики, реализации мегапроектов в уходящем году?

- Прежде всего, я выделил бы трехсторонний саммит президентов Путина, Роухани и Алиева в Тегеране. Анализируя эту встречу, многие аналитики вспоминают т.н. «Дугу Хаусхофера», генерала, дипломата и «отца немецкой политологии». В 30-х годах прошлого века он разработал свою теорию «евразийства» и провел «дугу» Россия-Иран, через Азербайджан,  которая, как защитный вал, препятствовала бы евроатлантической экспансии в Азию.

Политическая карта мира с тех пор кардинально изменилась. Но никуда не исчезла евроатлантическая экспансия в контексте т.н. «переформатирования» Большого Ближнего Востока. Он, кстати, географически расположился на другой «дуге», придуманной покойным Бжезинским - «дуге напряженности»  от западного побережья Африки до Китая. Поэтому линию «Россия-Азербайджан-Иран» можно рассматривать как факт изоляции Каспийского бассейна от проникновения «некаспийских» держав, что, безусловно, обеспечит Баку стабильность развития.         

К тому же не будем забывать о колоссальных выгодах, которые сулит мультимодальный транспортный коридор «Север-Юг». И Азербайджан является краеугольным камнем этого экономического проекта.

- Какие достижения вы можете отметить в рамках четырехстороннего формата сотрудничества - России, Турции, Ирана и Азербайджана в контексте региона?  И как вы видите перспективу взаимодействия между этими странами на 2018 год?

- В геополитической конструкции Москва-Баку-Тегеран-Анкара, которая пока только наполняется, как сейчас модно говорить, новыми смыслами, Азербайджан занимает исключительное место. Азербайджан тесно связан с Россией торгово-экономическими связями, в том числе и в области военно-технического сотрудничества. Официальный Баку прекрасно знает, чувствует русскую ментальность, что крайне важно в отношениях с державой, претендующей на глобальную роль на евразийском пространстве.

Турция - братская для Азербайджана страна, с которой он имеет общие позиции по всем ключевым проблемам современности. В Иране имеется значительный пласт азербайджанского этноса и его представители образуют весомый сегмент в военно-политической и экономической элитах Исламской Республики. Кроме того, несмотря на светский характер государства, Азербайджан тесно связан с Ираном в едином религиозном контексте.

Все это дает на надежду на то, что именно Баку сможет играть цементирующую роль в отношениях государств «четверки», быть посредником в урегулировании возможных разногласий, особенно, между Анкарой и Тегераном. Это, не сомневаюсь, укрепит международный авторитет Азербайджана.     

- На ваш взгляд, как вы оценили бы итоги работы Минской группы ОБСЕ по Карабахскому вопросу в уходящем году?

- Со знаком огромного минуса. На мой взгляд, Баку допустил концептуальную ошибку, согласившись с резолюциями Венской и Санкт-Петербургской встречи. Там, как известно, идет речь о размещении на линии фронта неких «механизмов расследования» для предотвращения нарушений режима прекращения огня.

Но таких «механизмов» в природе не существует. Что они представляют собой в физическом выражении? Военные средства разведки и наблюдения? А кто их будет поставлять? Где они будут размещены? Кто будет аккумулировать информацию, считанную с них? Кто, в конце концов, будет платить за это сомнительное «удовольствие»?

Все эти вопросы не имеют ответов. Но сопредседатели педалируют абсолютно бесплодную идею размещения подобных «механизмов», не замечая, что опираясь на итоги Вены и Санкт-Петербурга, армянская сторона, фактически, отказалась от реализации известных «Мадридских принципов» и даже обсуждать не желает их первый пункт - освобождение оккупированных азербайджанских районов, географически никогда не входивших в территорию Нагорного Карабаха.

- Что вы ожидаете от Армении, Саргсяна в деле урегулирования Карабахского конфликта в 2018 году? Стоит ли ожидать нормализации диалога по Карабахскому вопросу?

- В апреле 2018 года Армения окончательно перейдет к парламентской форме правления.

Мало, кто сомневается, что главой кабинета станет Серж Саргсян. Однако позиции премьер-министра Саргсяна, пусть даже от правящей Республиканской партии, будут неизмеримо слабее нынешнего положения президента Саргсяна - лидера с явно авторитарными замашками.

У республиканцев запутанные, напряженные отношения с союзниками и непримиримые противоречия с оппозицией. Особенно с депутатами из блока «Елк», стремительно набирающим популярность у армянской «креативной» общественности. Любой компромисс,  без которого невозможен конструктивный диалог с Баку, станет предлогом для падения кабинета республиканцев, политических «похорон» Сержа Саргсяна и назначения новых парламентских выборов.

Поэтому Саргсян и его окружение будут всячески торпедировать переговорный процесс карабахского урегулирования, который и без того находится в патовом положении.

- Что вы можете сказать о влиянии США в регионе за 2017 год, и как изменится внешняя политика США к региону в 2018 году?

- Помнится, многие с юмором восприняли замечание харизматичного американского эксперта, профессора Канзасского Университета  Дейла Херспринга: «Я не уверен, что Трамп вообще знает, где находится Южный Кавказ, не говоря уж о Нагорном Карабахе». Это, конечно, шутка, но недалеко ушедшая от истины.

Американцы отодвинули нагорно-карабахский конфликт на периферию своих внешнеполитических интересов, а их деятельность на Южном Кавказе ограничилась грузинской проблематикой. Это и реанимация надежд Тбилиси на вступление Грузии в НАТО, и неожиданная поставка грузинским ВС американских противотанковых комплексов и многое другое. Кстати, не исключено, что эти ПТРК «Javelin» могут внезапно оказаться на Украине, точно так же,  как украинские ЗРК «Бук» оказались в Грузии в 2008 году.

Впрочем, у Дональда Трампа масса противоречий с Конгрессом США, где действует мощное армянское лобби. Не исключено, что американские законодатели могут оказать негативное для Азербайджана давление на Госдеп, который, наверняка, подвергнется серьезным преобразованиям в будущем году. Но, если не произойдет каких-либо форс-мажоров, то я не жду в 2018 году заметной американской активности в формате армяно-азербайджанских или армяно-турецких отношений.

Беседу вел журналист-международник Сеймур Мамедов

NET-FAX - NET-ФАКС