Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

СТАНЕТ ЛИ ИРАНСКИЙ САММИТ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИМ ПРОРЫВОМ?

06 ноября 2017

Об итогах саммита в Тегеране беседуют  журналист портала Yencicag.Ru  Ниджат Гаджиев и Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу. 

Н. Гаджиев: - На днях состоялась трехсторонняя встреча президентов Азербайджана, России и  Ирана, вызвавшая заметный интерес мировой общественности.

Как вы оцениваете этот геополитический треугольник, и насколько он реалистичен?

А. Синицын: - Давайте, договоримся. Я не буду рассказывать о колоссальных выгодах, которые сулит мультимодальный транспортный коридор «Север-Юг», и других экономических преференциях. Об этом и так много пишут сейчас. Сосредоточимся на геополитике. В этом контексте, скорее, надо говорить не о треугольнике, а о линии или дуге. Уверен, что политологи вспомнят т.н. «Дугу Хаусхофера». Карл Хаусхофер - генерал, дипломат, «отец немецкой политологии» - в 30-х годах прошлого века разработал свою теорию «евразийства» и провел дугу Россия-Азербайджан-Иран, которая, как защитный вал, препятствовала бы евроатлантической экспансии в Азию.

Много воды утекло с тех пор, геополитическая картина в Евразии полностью изменилась.  

Однако осталась «дуга напряженности», проведенная покойным Бжезинским от западного побережья Африки до Китая. А, что, евроатлантическая экспансия в обличье «переформатирования» Большого Ближнего Востока куда-то исчезла? Нет, конечно. Только стала более непредсказуемой. Поэтому дугу «Россия-Азербайджан-Иран», можно рассматривать как факт изоляции Каспийского бассейна от проникновения «некаспийских» держав. А такие попытки были.

Каспий, действительно, является точкой контроля над Евразией, ее транспортными и энергетическими потоками, а, главное, «мягкой подбрюшной» России и Ирана. Поэтому  существовали и, не сомневаюсь, существуют различные сценарии вовлечения Баку в конфронтацию, например, с южным соседом и не только с ним.

Когда-то немалый шум наделало сообщение  об американской программе симулятивной военной операции, которая носила название «Война в Азербайджане». Консультантом программы выступил военный аналитик Иллинойского Института Технологических Исследований и консультант «Боевой Системы Будущего» Клайд Вильсон. Его позиция заключалась в том, что в Каспийском регионе может повториться ситуация Корейской войны середины ХХ века. Она не выдерживает никакой критики, но это на сам факт существования подобных программ никак не влияет.

Пожалуйста, еще пример. В 2004 году американские и британские военные провели штабные игры «Hotspur», в которых также использовался «каспийский сценарий». Spur, как известно, по-английски - «шпора». Так вот, образно говоря, никто из больших политических игроков шпоры с воинских сапог снимать не собирается.

Н. Гаджиев: - Но ведь это было достаточно давно...

А. Синицын: - А вспомните совсем недавние попытки столкнуть Иран с Азербайджаном, которые предпринимались до подписания Венского соглашения об иранском «ядерном досье». Тогда очень многие политологи, в том числе и весьма уважаемые люди, вдруг разом заговорили о том, что «Азербайджан фактически предоставил Израилю свою территорию под разведывательные базы, которые являются угрозой для Ирана». Я скажу, откуда растут уши этой дезинформации об «израильских разведбазах». Авторство этой «дезы» принадлежит американской радиостанции WNWI. Только  WNWI - не аналитический центр, а слабенькое on-line радио в Чикаго, которое целый день крутило музыку, в основном, польскую для  многочисленной польской общины. Никаких серьезных источников информации у этой радиостанции, естественно, не было. Зато наблюдалась горячая приверженность политическому курсу братьев Качиньских, что объяснило стойкое желание WNWI «замутить воду» на постсоветском пространстве.

А сколько откровенных сплетен распространяли армянские источники. «Политический деятель» Фахраддин Абосзода на портале проармянского ИА  REGNUM даже договорился до того, что на ирано-азербайджанской границе американские и израильские военные развертывают секретную «подземную базу», строительство которой еженедельно лично проверяет азербайджанский президент. Конечно, этот информационный шум болезненно воспринимался, прежде всего, Тегераном.

Впрочем, не стоит драматизировать ситуацию. Надо спокойно относиться к тому, что Запад учитывает любой вариант развития событий, при которых, пользуясь его терминологией, «проецирование военной силы» Вашингтона или Брюсселя на Каспийский регион станет необходимым. Но Азербайджану подобное «проецирование» абсолютно не нужно. Поэтому очень важно, что, ссылаюсь на Tasnim News, президент Азербайджана Ильгам Алиев на встрече с духовным лидером Ирана аятоллой Хоменеи заявил о решимости  «Азербайджана не позволить какой-либо третьей стороне нанести вред его связям с Исламской Республикой».    

Н. Гаджиев: - Возможно ли вхождение в эту четверку и Турции? Или все-таки Турция находится в другом неформальном блоге как Азербайджан, Турция, Грузия, Украина, НАТО?

А. Синицын: - Почему бы и нет? Сейчас все-таки не времена первой холодной войны. Это тогда военные блоки - НАТО и Варшавский Договор - воспринимались как неприступные цитадели. Хотя и там нашлись свои отступники. Генерал Шарль де Голль вывел Францию из военной Организации НАТО, и поэтому структуры Альянса переехали из Парижа в Брюссель. А лидер Румынии, к неудовольствию Кремля, отказался вводить свои войска в Чехословакию в составе военного контингента социалистических стран.

Азербайджан - член Движения Неприсоединения, он не участвует в военных блоках, а, действительно, неформальные группы, на которых Вы указали, это что-то вроде «клубов по интересам». Только интересам национальным. Они, как известно, во многом совпадают у Баку и Анкары, и участие президента Эрдогана в следующем Московском саммите «каспийской тройки» было бы абсолютно оправданным. Но политическая ситуация в нашем регионе меняется стремительно. Поэтому только время покажет, как далеко пойдет Турция в сближении с Москвой и, что весьма проблематично, с Тегераном.

Н. Гаджиев: - Если же все-таки данный союз имеет место быть, то какие вызовы стоят перед Азербайджаном в отношениях с Западом и что это даст Азербайджану, хотя бы в плане урегулирования карабахского конфликта?

А. Синицын: - Небольшое отступление от нашей темы. На недавней дискуссионной площадке клуба «Валдай» профессор Таллиннского университета Рейн Мюллерсон рассказал о встрече  тогдашнего главы МИД РФ  Андрея Козырева с экс-президентом США Ричардом Никсоном в начале 90-х годов прошлого века. Козырев сказал, пожалуй, самому мудрому из американских президентов, что «у России нет национальных интересов, а есть только общечеловеческие интересы», тем самым, несказанно изумив много повидавшего американского политика.

Так вот, Азербайджан очень точно следует своим национальным интересам. Сейчас они явно не совпадают с санкционной политикой Запада в отношении России и с опасным для всего региона давлением администрации Трампа на Иран. Почему же Баку должен следовать в русле антироссийского и антииранского тренда? В угоду коллективному Западу, который в своем американском сегменте начисто отказался от учета чужых интересов, а в европейском - стал аморфным и крайне зависимым?

По поводу карабахской проблематики... Я, право, не понимаю, почему весь комплекс внешнеполитических вызовов мы рассматриваем сквозь призму именно армяно-азербайджанского противостояния. Региональная безопасность, особенно, в формате Каспийского бассейна, чревата гораздо более сложными «конфликтами интересов», чем карабахский. Тем более, что по нему позиции США, России, Франции, региональных держав пока совпадают.

Но, конечно, укрепление геополитической оси «Москва-Баку-Тегеран» работает на повышение международного престижа Азербайджана, расширяет его возможности как важного регионального игрока, а это несомненно создает, как минимум, благоприятный фон на переговорной площадке карабахского урегулирования.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС