Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ОТ КАРАБАХА ДО БАРСЕЛОНЫ. КАК ВИДИМ МЫ ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ

28 октября 2017

В XXI веке уже не встречаются геополитические эксклюзивы, и каталонский кризис, конечно, таковым не является. Вся мировая пресса охотно проводит параллели между референдумом о независимости в пока еще испанской Каталонии и его неудачным шотландским аналогом, который, кстати, может повториться.

Однако на Западе почти никто не ищет аналогии между событиями в Каталонии и первым в современной  Европе межнациональным конфликте - карабахском. Для западных политологов карабахский кризис - это типичный ирредентистский конфликт, когда некая национальная территория в составе одного государства хочет от него отделиться и вернуться в объятия «исторической родины-матери». Тот факт, что лозунг «Миацум» («Воссоединение»), под которым карабахские сепаратисты впервые вышли на улицы, давно исчез из армянского политического лексикона - на Западе никого особенно не интересует. Нагорный Карабах с подачи, прежде всего, официального Еревана, стало модным представлять как эпизод «битвы цивилизаций» почти по Самуэлю Хантингтону, т.е. как этнорелигиозный конфликт, хотя религиозная составляющая в нем самая, что сама ни на есть, хилая и надуманная.

А, вот, общего между каталонской и карабахской историей гораздо больше, чем это может показаться на первый взгляд. Взаимосвязь между геополитическими феноменами всегда глубже внешних аналогий. Неужели не прослеживается взаимосвязь между известным предложением «растащить Советский Союз по национальным квартирам» и теорией «фрагментации Большого Ближнего Востока», которая, вольно или не вольно, перекинулась на европейское пространство? А скорее всего - вполне осознанно.

Неоконсерваторы из удивительной НКО «Проект Нового Американского Века» творчески развили идеи Збигнева Бжезинского. По их разработкам, с появлением одного-единственного «центра силы» не просто возникает, но еще и реализуется теория замены традиционных государств на новые слабые образования с проамериканскими марионеточными правительствами.

И кто сказал, что эта теория применима только на евразийской «дуге напряженности»? Ведь не на пустом месте делаются солидные геополитические прогнозы о возникновении в ближайшие полвека 300, а по некоторым концепциям и 700 новых государств. Так что, все сегодняшние геополитические «бомбы» с националистическим детонатором имеют одно клеймо страны-изготовителя.

А, вот, еще один общий для каталонской и карабахской коллизии нюанс. Обе группы сепаратистов за пределами зоны конфликта пользуются симпатиями очень либерального, вечно фрондирующего «креативного класса», а за ним тянется, как значительная часть общества, так и властные элиты. К карабахским заговорщикам московский центр был весьма лоялен, что иначе и быть не могло при «параде суверенитетов». А вконец запутанное «идеологами перестройки» советское общество воспринимало сепаратистов бывшей НКАО как идейных «борцов за свободу».

Теперь взгляните на Брюссель. Комментируя итоги референдума, официальный представитель Еврокомиссии Маргаритис Схинас был крайне осторожен в формулировках: «В соответствии с конституцией Испании вчерашнее голосование в Каталонии было незаконным». Ну, о позиции Мадрида мы и без функционеров Евросоюза давно все знаем. На этом фоне все громче звучат голоса о «новой парадигме Евросоюза», о «Европе не национальных государств, а Европе регионов», даже появилась концепция о Евросоюзе как объединении европейских «городов-государств». Мы уже не говорим о западных либеральных СМИ, которые рассматривают каталонский кризис сквозь призму «борьбы с наследием Франко», точно так, как советские либералы горбачевского периода видели в карабахских событиях «борьбу со сталинским наследием».

Основная ошибка политических аналитиков в том, что они, рассматривая Нагорный Карабах и Каталонию, не понимают главного - эти феномены существуют в разных режимах времени. Карабахское противостояние давно уже переросло в полноценную региональную войну, а каталонский процесс только начинает раскручиваться. Поживем-удивим, вот, уже и правые каталонские радикалы начинают поговаривать о том, что с созданием своего независимого государства они предъявят претензии на те территории Франции, которые в Средневековье находились под рукой Арагонского королевства.     

Не стоит буквально воспринимать гегелевскую тезу об истории. Она может повторяться не дважды, а множество раз. И вовсе не обязательно в виде фарса. Хватит и в виде тяжелой драмы с непредсказуемым исходом.

Американо-Азербайджанский Фонд Содействия Прогрессу

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС