Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

НАД ИРАНОМ СГУЩАЮТСЯ ТУЧИ?

27 октября 2017

Интервью  журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.

Н. Гаджиев: - В начале октября президент США Дональд Трамп объявил новую антииранскую концепцию. Многие западные эксперты уверены, что Белый дом возвращает мир к глобальному противостоянию Америки и Ирана, которое, казалось, закончилось два года назад, при президенте Бараке Обаме. А как вы оцениваете «иранское досье» Дональда Трампа, и к чему приведет очередное обострение между Вашингтоном и Тегераном?

А. Синицын: - У просвещенной английской элиты (не путать с богатой американской) весьма популярен совет философа Френсиса Бэкона: «Повременим, чтобы скорее закончить». Вот, что Трамп точно не умеет делать - это ждать. Второго августа он подписал закон о санкциях против Ирана, КНДР и России, согласно которому администрации, Госдепу, военным и разведке поручалось «представить Конгрессу в течение шести месяцев стратегию сдерживания традиционной и асимметричной деятельности Ирана, которая угрожает США и их союзникам». Три с половиной месяца форы оставалось у президента - так нет же, Трамп все равно решил организовать новый антииранский демарш. Причем, крайне непродуманный.

Гендиректор МАГАТЭ Юкия Амано, вполне проамериканский международный чиновник, считает, что Тегеран полностью соблюдает «Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)». Причем, по словам Амано, «Иран подвергается самому надежному режиму ядерной проверки в мире». Трамп же, основываясь только на своем единоличном мнении, утверждает, что  СВПД «позволяет Ирану продолжать развитие определенных элементов своей ядерной программы». Но ведь какие-то, пусть самые хиленькие доказательства все-таки нужны.

Президент глупо выглядел, когда задался вопросом, куда это, мол, Иран потратил размороженные США миллиарды долларов, добавив при этом: «...не исключаю, что на спонсирование терроризма». Насчет спонсорства. Это только догадка или, может быть, президентская интуиция? Собственно - без разницы. Никаких доказательств снова нет.

Чего добился Трамп своей новой атакой на Тегеран? Очень понравился Джону Маккейну, Израилю, Саудовской Аравии, и это при том, что само еврейское государство и саудовское королевство прямой конфронтации с Ираном тщательно избегают. А одобрение Маккейна и его нескольких друзей-республиканцев - это не самая большая награда за репутационный риск. Ведь не случайно так расстроился конгрессмен Элиот Энгель: «Как наши союзники, так и наши противники воспримут отказ от СВПД  как свидетельство того, что США не выполняют взятые на себя обязательства».

А сенатор-легенда в стане демократов Дайан Файнстайн вообще назвала попытку президента «улучшить» (абсолютно неуместный термин) ядерное соглашение с Ираном - «безрассудным и безответственным». Файнстайн многие годы курирует в сенате международные дела и разведку. Ее позиция наверняка оказала влияние на Рекса Тиллерсона и Джеймса Мэттиса, которые теперь всячески стараются сгладить впечатление от нападок Дональда Трампа на Иран.

Даже европейские союзники США возмутились, и здесь я не могу не процитировать главу немецкого МИД Зигмара Габриэля, который считает, что «поведение американцев по иранскому вопросу приведет нас с европейцами к общей позиции с Россией и Китая против США». Думаю, не стоит акцентировать внимание на позиции Ирана и его союзников - здесь и так все понятно. Кстати, я специально прибег к столь обильному цитированию, чтобы подкрепить такое наблюдение: «Создается впечатление, что Трамп всеми своими действиями стремится создать в мире единый антиамериканский фронт».            

Н. Гаджиев: - Соглашение между «шестеркой» и Ираном являлось одним из главных достижений Барака Обамы. Почему США резко свернули политику умиротворения по отношению к Ирану и возможна ли война с прокси иранскими силами на Ближнем Востоке?

А. Синицын: - Становиться все более очевидным, что Дональд Трамп, как, впрочем, и Хиллари Клинтон, никак не может выйти из состояния предвыборной борьбы. А то, что он желает разрушить все наследие Обамы, американский лидер публично заявлял, как в ходе избирательной гонки, так и после своей неожиданной победы. Конечно, сделка по Ирану не исключение. И я опять обращусь к  Зигмару Габриэлю, наиболее откровенному из всех европейских министров иностранных дел, который горько заметил: «Большая драма заключается в том, что соглашение с Ираном может оказаться пешкой в ​​американской внутренней политике». Только не надо сомнений, уже оказалось.

А что касается столкновения американцев с прокси-иранскими формированиями, то эта проблема может быть гораздо актуальнее, чем это представляется на первый взгляд. Но, давайте, для начала ответим себе на несколько вопросов. «Могут ли даже самые жесткие санкции против Корпуса стражей исламской революции ИРИ негативно повлиять на уровень их боеспособности?». Конечно же, нет. Иран всегда найдет достаточно денег на КСИР. «Будет ли КСИР избегать прямого столкновения с американскими военными?». Безусловно, да. Значит, в своем противостоянии с американцами «стражи» будут опираться на своих многочисленных прокси.

Америка уже объявила «террористами» проиранскую ливанскую Хизбаллу, иракские бригады Хизбаллы, бахрейнские бригады Аштар, но несколько десятков шиитских милиций таковыми по-прежнему не считаются. Никто не требует от Багдада распустить шиитскую милицию «Хашд аш-Шааби» и другие подобные формирования, в рядах которых действуют несколько десятков тысяч афганских, пакистанских и сирийских шиитов.

По оценкам американской разведки КСИР вооружил, экипировал и обучил 65 000 иракцев, которые преданы не центральному правительству, а Тегерану. Однако эту силу американцы предпочитают считать «почти» иракской регулярной армией, но при каких-то форс-мажорных для Вашингтона условиях, она может выступить против американских военных и их суннитских союзников. Кстати, в Сирии это уже происходит.

Недавно Директор Национальной разведки Дэн Коутс заявил, что «Иран управляет 10 000 афганцев, пакистанцев и иракцев в Сирии, направленных на поддержку президента Сирии Башара аль-Асада». Они уже достаточно успешно оперируют против американской креатуры в формате «Новой сирийской армии», правда, попадая при этом под удары авиации коалиции в зоне американской базы Ат-Танф на сирийско-иорданской границе. Американцы уже не раз обещали ее покинуть, но пока напряжение там только нарастает.             

Н. Гаджиев: - США и Иран проводили совместные операции в Ираке. А сейчас эти иранские воинские подразделения оцениваются как террористические. Как после этого США будут сотрудничать с Ираном в Ираке?

А. Синицын: - Взаимодействие КСИР и американских военных в Ираке было опосредованным - через центр в Багдаде, используя который обе стороны обменивались данными, позволявшим проиранским милициям сохраниться от «дружественного огня» авиации коалиции. Никогда иранцы и американцы напрямую в Ираке не работали. Всегда через посредников - офицеров курдских «пешмерга» или «регулярной иракской армии». Надеюсь, этот формат взаимоотношений Пентагона и КСИР будет сохранен.

Я уже говорил, что самые мощные рычаги продвижения иранских интересов в Ираке - такие шиитские милиции, как «Хашд аш-Шааби». Несмотря на то, что эти формирования созданы КСИР, теоретически, они действуют в соответствии с актом (ноябрь 2014 г.) иракского парламента, который подчинил их иракскому военно-политическому руководству. Нынешняя ситуация в Ираке будет развиваться в формате пятиугольника Пентагон-шииты-Иран-курды-правительство Ирака.

Интересы сторон крайне запутаны и противоречивы, но именно Пентагон, который зарекомендовал себя куда более дальновидным игроком, чем Белый Дом, будет разруливать тяжелые иракские «конфликты интересов». Реальных боевых столкновений хотят избежать все стороны бессчетных иракских форс-мажоров, и я думаю, что американцы справятся с этой задачей, достигнув в Ираке известной ситуации «ни мира, ни войны». Это - максимум, который сейчас можно получить в Ираке. Но как она разрешится предугадать невозможно. Все-таки главнокомандующий американскими вооруженными силами - не предугадываемый Дональд Трамп.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС