Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

О НОВЫХ РЕАЛИЯХ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

08 октября 2017

Интервью  журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу. 

Н.Гаджиев: - Сейчас ожидается визит в Москву короля Саудовской Аравии Салмана. Напротив, президент Турции Эрдоган в скором времени может посетить Иран. Как Вы считаете, не идет ли на Ближнем Востоке в определенной степени перегруппировка союзников: Анкара сближается с Тегераном, а Москва - с Эр-Риядом?  

А. Синицын: - Процесс перетекания «союзников» из одного враждебного формата в другой - это давняя традиция политической жизни Ближнего Востока. Мы уже  были свидетелями того, как с приходом «арабской весны», ближневосточные страны лихорадочно «переобувались на ходу», меняя свои политические ценности и отправляя в небытие бывших друзей. Вспомните, как все дружно грызли Ливию. Даже Дамаск, который едва не повторил судьбу Триполи. Так что, нет ничего нового в неожиданных сближениях и расхождениях главных ближневосточных игроков.

Но я бы разделял эти два феномена - визит короля Салмана в Москву и нарастающее взаимодействие Анкары и Тегерана по курдской проблематике. Второй - абсолютно ситуативный, подстегнутый недавним референдумом по независимости Иракского Курдистана. А, вот, визит «Хранителя двух святынь» к главному бенефициарию нынешнего ближневосточного кризиса - это уже очень серьезно.

Визит саудовского монарха в российскую столицу намечался еще в ноябре 2015 года, потом много раз переносился, и, вот, теперь Эр-Рияд посчитал, что время для подобного визита пришло, тем более, что проект радикализации Ближнего Востока потерпел полное фиаско на полях сражений в Сирии. Что говорить, если еще два месяца назад саудиты отлучили от долларовой «кормушки» свою креатуру - Джабхат ан-Нусру, она же аль-Каида в версии «Light».

Кстати, еще перед саммитом  G20 в Гамбурге сам наследный принц Мухаммед ибн Салман организовал для немецкого информагентства DPA утечку повестки переговоров короля Салмана с президентом Путиным. Кажется, король собирался обсуждать все на свете  - ситуацию в Сирии, Йемене, Ираке, палестинцев, терроризмом, Иран (по всем направлениям), поставки российского оружия в Эр-Рияд, рынок нефти, экономическое сотрудничество и поощрение взаимных инвестиций. Тогда саудовский монарх в Германию не приехал, но повестка переговоров только расширилась - как минимум, прибавились Катар, курды, Трамп. 

Давайте, обозначим только основные озабоченности сторон в контексте российско-саудовского диалога. Для саудитов это, безусловно, Иран с его несколько навязчивой идеей создания «шиитского полумесяца» от Йемена до Ливана через территории Сирии и Ирака. Напомню - год  назад Тегеран заявил, что планирует построить военно-морские базы в Сирии (побережье в Латакии) и Йемене, которые «могут оказаться в десятки раз эффективнее, чем ядерное оружие». А позже командующий ВМС Ирана Хабиболла Сайяри вообще шокировал и саудитов, и натовцев, обрисовав им такую перспективу: «Наши военно-морские флоты будут в ближайшее время патрулировать весь периметр побережья Африки и пересекать Атлантический океан».

Я думаю, Владимир Путин сможет успокоить короля Салмана тем, что дорога к «шиитскому полумесяцу» оборвется в Сирии, из которого Иран постепенно выдавливается, а значение его пришлых «шиитских милиций» неуклонно снижается к искренней радости Башара Асада. Сейчас главной наземной силой, оперирующей в Сирии, стали спецназ «Tiger Forse», элитная 4-ая танковая дивизия брата президента Махера и 5-ый Армейский корпус, полностью подготовленный российскими военными. Об их прямом участии в конфликте я вообще умолчу. Так что, шиитские формирования из Ирака и Афганистана и даже сам иранский спецназ «Кудс» КСИР играют далеко не главные роли на сирийском театре военных действий. Поэтому о средиземноморской базе в Латакии Ирану придется забыть.

Не все гладко идет и на восточном фланге - в Йемене, где иранцы хотели бы развернуть базу ВМФ для контроля за самым интенсивным в мире нефтетранзитом в стратегическом проливе Баб аль-Мандеб. В канун так и не состоявшейся встречи президента Путина и короля Салмана в Гамбурге прошла утечка о встрече президента Йемена Мансура Хади и посла РФ в этой стране Владимира Дедушкина, на которой посол ненавязчиво уведомил Хади, что Москва не потерпит уничтожения Ходейды. Это йеменский город и порт, хорошо известный российским военным. Вы думаете, что Москва так озаботилась интересами Тегерана? Сомневаюсь, особенно с учетом того, что в Ходейде и на йеменском острове Сокотра были когда-то развернуты базы советских боевых кораблей и морской пехоты.

Я уверен, что Путин в общении с королем будет педалировать та то, чтобы Саудовская Аравия и другие монархии Персидского Залива больше не раскачивали 20-миллионную «мусульманскую лодку» в России, а согласились с фактом существования «российского ислама», неформальным лидером которого стал Рамзан Кадыров.

Все остальные вопросы российско-саудовской встречи в верхах будут лишь не дискуссионным приложением к двум главным темам. Поэтому встречные дрейфы Москва-Эр-Рияд и Анкара-Тегеран совершенно невозможно сравнивать.

Н.Гаджиев: - А как Иран будет реагировать на возможное сближение России и Саудовской Аравии?

А. Синицын: - Без энтузиазма, настороженно, но без паники. Как это «сближение» скажется на Иране в военном отношении? Собственно говоря, никак. Все военное сотрудничество Саудовской Аравии и России до сих пор сводится только к одному контракту 10-летней давности. Саудиты закупили тогда около 10 тысяч автоматов АК-74М для полиции и спецназа. А от «нулевого цикла» до полноценного взаимодействия в военной сфере, как заметил классик, «дистанция огромного размера».

Российско-саудовские консультации по военно-техническому сотрудничеству идут не один год. Но я не ожидаю, что Москва поставит Эр-Рияду ОТРК «Искандер-Э» и истребители МиГ-35, которые очень нравятся Мухаммеду, наследному принцу, он же министр обороны. На ЗРК С-400 первыми в очереди стоят китайцы и, вряд ли, их в очередной раз подвинут, как это было сделано ради турков. Но в любом случае, сумма военных поставок саудитам будет эквивалентна иранским тратам, т.е. в пределах трех миллиардов долларов.

И потом, иранцы вовсе не очарованы Москвой. Они уже давно поняли, что Россия хочет взять под контроль всю Сирию - и если не удастся вытеснить оттуда американцев, то в отношении арабов и иранцев она это точно сделает. Поэтому еще год назад иранские власти закрыли для ВКС РФ свою авиационную базу Хамадан, полностью переоборудованную самими россиянами. Хотя прямо перед открытием обещали Кремлю передать ее в «бессрочное пользование».

Н.Гаджиев:  - А как Москва будет реагировать на сближение Анкары и Тегерана, пусть и, как Вы считаете, «только в курдском контексте»?

А. Синицын:  - Не сомневаюсь, что очень спокойно. Мы с Вами не раз обсуждали причины резкого неприятия «иракской независимости» как Турцией, так и Ираном, который, в общем-то, справедливо считает «Великий Курдистан» не столько американским, сколько израильским проектом. Поэтому не будем на них снова останавливаться. Скажу только, что военные маневры на границах Иракского Курдистана, блокады авиационного сообщения и закрытие переходов - это не те аргументы, которыми можно надавить на Эрбиль.

Я думаю, более интересные результаты следует ожидать от встречи главы Национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакана Фидана и командующего «Кудс» легендарного генерала Касема Сулеймани с курдским президентом Масудом Барзани и его сыном Марсуром, влиятельным главой Совета Безопасности Курдистана. Последний в свое время скрывался в Иране во время операции «Анфаль» Саддама Хусейна против иракских курдов. Он жизнью обязан иранцам, да и туркам оба курдских лидера вовсе не чужие люди. И потом, сейчас на правящих курдских демократов оказывают давление все глобальные и местные игроки, включая оппозиционные Патриотический Союз и партию «Горран». Поэтому с провозглашением реальной независимости Эрбилю придется повременить. На повестке - только торг с иракским премьером Хайдером Абади по разделу доходов нефтеносного Киркука.

Н.Гаджиев: - Но Иран амбициозен, и читателям не совсем понятно, насколько Иран придерживается астанинских договоренностей в рамках астанинского формата по «зонам деэскалации»?

А. Синицын: - Читателям непонятно потому, что сейчас появились «эксперты», которые имеют самое смутное представление о предмете своей «экспертизы». Недавно один молодой человек написал о «турецко-иранских прокси», которые стремятся «увеличить подконтрольные им «зоны безопасности» в Сирии за счёт Дейр-эз-Зора». Это даже не дилетантизм, а чистой воды абсурд.

Никаких «зон безопасности» в районе Дейр-эз-Зора вообще не существует, потому что там оперирует ИГИЛ, с боевиками которой никакие переговоры не ведутся. «Турецко-иранские прокси»  природе тоже не известны. Протурецкая Сирийская Свободная Армия сосредоточена на севере Сирии под прикрытием танкового батальона (танки Leopard 2A4) из состава 2-й бронетанковой бригады 52-й бронетанковой дивизии 1-й полевой армии, подразделений Командования специальных операций Турции и усиленного армейского спецназа. А шиитские милиции типа «Бригады Шахида Бакира ас-Садра», «Отряда Хорасан» и прочих, или перебрасываются в Ирак, или сосредоточены в центральной Сирии и ближе к юго-востоку.

Скажу больше, Россия и США договорились не подпускать шиитские формирования ближе чем на 70 километров к позициям проамериканских оппозиционеров на юге Сирии, а в других зонах периметр держат или отряды российской военной полиции, или регулярная сирийская армия. Хизбалла действует, фактически, под российским командованием. У  ливанских арабов, хотя они и ортодоксальные шииты, давно уже назрело немало противоречий с «высокомерным» командованием Корпуса Стражей исламской революции. А это еще один фактор, не позволяющий Ирану надолго закрепиться в Сирии.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС