Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

О ТОМ, КАК ОШИБАЮТСЯ «ПОЛИТОЛОГИ»

26 сентября 2017

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын:

- Я не буду анализировать всю статью Дениса Коркодинова «Спусковой механизм курдского референдума». Иначе придется идти по ней, как говориться, «с карандашом в руках» и комментировать, буквально, каждый абзац. Остановимся только на фатальных для любого политолога ошибках.

Коркодинов считает, что после референдума «курды могут представлять такую же опасность, как и «ИГИЛ», если не будут прислушиваться к голосу международного сообщества. И в этом случае, их так же будут бомбить». Единственная параллель, которую можно провести между курдской мечтой о «Великом Курдистане» и стремлением радикалов возродить средневековый «Халифат», - их полная бесперспективность, абсолютная несбыточность.

ИГИЛ - это транснациональная террористическая организация, целью которой является создание единого ортодоксального теократического государства, объединяющего все территории (суверенные или ареалы), где проживает даже минимальное число людей, исповедующих ислам. Причем, государственная религия признается только в интерпретации ИГИЛ, а все остальные течения ислама, даже различные суннитские школы, объявляются еретическими.

Курды даже в самых смелых своих проектах мыслят создание своего общего государства только в пределах своего традиционного проживания, т.е. на части территорий Ирака, Сирии, Турции и Ирана. В 40-миллионной курдской общине нет никакого не только национального - она племенная, клановая по своему характеру, - но и политического единства. В их среде функционируют самые разные партии и движения от анархических до крайне религиозных. Другими словами, нет никакой господствующей идеологии и, конечно, никакой единой религии.

Можно по-разному относиться к программным заявлениям Иракского Курдистана, но обратитесь к первому пункту «Политического документа о гарантии прав национальных и религиозных составляющих Курдистана». Там недвусмысленно сказано: «Признается плюрализм национальностей, религий, мазхабов (школ исламского права - А.С.) и культур курдистанского общества и гарантируются права всех его составляющих». Коркодинов знает о том, что не только курдский, но и арабский, и туркоманский являются государственными языками Иракского Курдистана?

Так что же общего между Курдистаном, тем более, что пока только в его иракском формате, и ИГИЛ?  Кстати, даже к процедурным аспектам проведения референдума очень трудно придраться. Эрбилем даже была развернута предвыборная кампания «НЕТ» независимости», которая была организована движением «Сейчас». Его  сформировал курдский медиамагнат, владелец холдинга NRT Шасвар Кадир. Но ни одна из политических партий Курдистана, включая оппозиционные и национальные, не поддержала официально лозунга «НЕТ» независимости».

Мне лично, как и Денису Коркодинову, совершенно не нравится сам факт проведения подобного референдума, но это никак не значит, что я буду предрекать какие-то абсурдные  бомбежки Иракского Курдистана. Кто это будет делать, если Госдеп США, выразив сожаление по поводу референдума, уже заявил, что в отношении американцев к Курдистану «ничего не изменится»? Или Путин даст приказ своим ВКС давить иракских курдов? Канадский премьер Джастин Трюдо, как и все западные лидеры, отказался комментировать курдское волеизъявление, даже сам Нетаньяху запретил своим  министрам делать это, а Коркодинов говорит о каком-то едином «голосе международного сообщества».

Идем дальше. Коркодинов пишет: «Хейдар аль-Абади 25 сентября 2017 года заявил о направлении военного контингента в курдские районы. Поводом для этого послужила защита этнических меньшинств, которых иракский политик стремится взять «под крыло». Такая позиция особенно импонирует Турции, но с единственной оговоркой: таких «крыла», оберегающих этнические группы, должно быть два, одно из которых должно быть исключительно турецким».

Не надо быть роялистом больше короля и в собственной интерпретации ужесточать позицию Анкары. На самом деле министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу только заявил: «Будет военное вмешательство, если туркоманы пострадают». А если не пострадают? Ну, закрыли турки пограничный КПП «Хабур», президент Эрдоган предупредил, что Анкара может перекрыть нефтепровод, по которому идут поставки из северного Ирака. И, действительно, кран, как выразился турецкий лидер, находится в его руках. Но это все меры воздействия на Эрбиль. Хотя и они избыточны. Ведь  референдум ничего не изменил, курдам еще в декабре  предстоят выборы президента, в которых Барзани, чьи полномочия давно истекли, пообещал не участвовать. Ни он сам, ни члены его многочисленной семьи. Но и после декабря статус-кво в турецко-курдских отношениях сохранится.

Куда интереснее позиция Ирака. Денис, не советую даже заикаться об иракском «военном контингенте». В нашем понимании вооруженных сил Ирака не существует. Речь  можно вести только об Иракской армии, которая, хотя и напичкана западным и российским вооружением, без поддержки американцев, вообще, не боеспособна. Но у нее есть конкурент. Гораздо более крупная шиитская милиция «Хашд аль-Шааби». Это креатура Ирана, но она тоже любит не воевать. Ей очень нравится проводить зачистки суннитских районов.

И почему наш автор решил, что арабское население Киркука мечтает оказаться под «крылом» иракской армии? Оно суннитское и встречи с вооруженными шиитами из «Хашд аль-Шааби» оно совсем не жаждет. А потом арабы Киркука, которые находились при Саддаме в привилегированном положении, прекрасно помнят, как бросила их иракская армия на произвол судьбы и бежала в 2014 году от наступающих отрядов ИГИЛ. А защитили Киркук и освободили почти всю одноименную провинцию именно курдские «пешмерга». Из песни слов не выкинешь.

Военно-политический анализ - это не компиляция первополосных новостей, да еще в совершенно вольном авторском пересказе. Поэтому, раз уж, Денис не догадывается о планах Багдада, то я раскрою ему иракские секреты. За четыре дня до референдума иракская армия начала наступление на Хавиджу, которую окрестили новой «столицей ИГИЛ». Это город (с окрестностями менее полумиллиона жителей) в 45 километрах к юго-западу от Киркука. ИГИЛ там почти весь местный - жители суннитского города, которые чувствительно  потрепали американцев еще в первые годы оккупации.

Операцию по его штурму, намеченного на некий час Х после падения Мосула, готовили американцы в своем опорном пункте «Кайяра» к западу от Хавиджи. По их планам штурмовать оплот боевиков готовилась иракская армия, а замкнуть кольцо окружения  должны были «Хашд аль-Шааби» и курдские пешмерга с северного и восточного направлений. Теперь, не сомневаюсь, иракцы начнут выдавливать боевиков в сторону курдов, откроют коридор на Киркук, где затаилось немало «спящих ячеек» ИГИЛ. Благо прецеденты есть - так уже было в 2016 году при осаде Мосула. Только этот план может быть реализован Багдадом. А сами сталкиваться с пешмерга, которых арабы безумно боятся, иракцы не собираются.

Я могу написать с десяток статей, по косточкам разбирая статью Коркодинова, благо там еще множество нелепостей. Только вопрос: «А к чему вся эта суета?». В принципе можно ограничиться только одним утверждением - итоги курдского референдума открывают всем ближневосточным игрокам массу возможностей для спекуляций вокруг Киркука, дележа нефтяных доходов, присутствия Ирана в Сирии и Ираке. Но не больше.

Кстати, референдум принес даже позитивный результат в Сирии. Глава МИД Сирии Валид Муаллем предложил сирийским курдам обсудить будущее федеральное устройство Сирии, даже назвал курдов «братьями», т.е. сделал то, что Москва два года добивалась от Дамаска. Поэтому никакие большие страны, как «изящно» выразился Коркодинов «толстяки-гегемоны», глотать «невкусное курдское блюдо» не собираются. В переводе на понятный язык, скажу - войны с иракскими курдами не будет, чтобы там не говорили «политологи».

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС