Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ РЕФЕРЕНДУМА?

08 сентября 2017

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын для агентства Sputnik:

- Приближается 25 сентября - дата, на которую назначено проведение референдума о независимости в Иракском Курдистане. Чем вызвана такая срочность, как пройдет голосование и каковы, на Ваш взгляд, будут последствия этого референдума?

- Это не первый референдум в Иракском Курдистане. Аналогичный происходил в 2005 году и 99% населения этого региона проголосовало за независимость Иракского Курдистана. Однако никаких серьезных политических последствий он не имел. Теперь правящей Демократической партии Курдистана (ДПК) во главе с ее лидером  Масудом Барзани необходим второй референдум, причем, в сжатые сроки. Прямо-таки в контексте известной революционной формулы: «Вчера - рано, завтра - будет поздно».

Тому есть множество причин, но я остановлюсь на главных. Во-первых, Барзани необходимо укрепить свои позиции. Никто почему-то не вспоминает, что президентский срок Барзани истек, но главный пост в автономии он так и не покинул. Внутриполитическая ситуация в Иракском Курдистане способна обвально ухудшиться и очень быстро скатиться до состояния гражданской войны. Тем более, что все основные  политические партии Курдистана - ДПК, Патриотический союз Курдистана (ПСК), другая левая партия - «Горран», одиозная Рабочая партия Курдистана (РПК), исламисты, езиды и пр. - на дух друг друга не переносят. А референдум, связанный в курдском сознании с именем Барзани, несомненно прибавит ему популярности.

Но главное, что курды проведением референдума, скажем так, «метят территорию», включая в свое пока несостоявшееся государство некурдские провинции, среди которых «вишенкой на торте» станет нефтеносный Киркук. Полный контроль над его месторождениями - это и есть путевка в независимость.

Результаты референдума предсказуемы - почти 100-процентное одобрение независимости. Но в ближайшей перспективе, даже после выборов нового президента Иракского  Курдистана, назначенных на 6 декабря, ничего не произойдет. Сейчас курды не готовы к подлинной независимости, потому что в реально самостоятельном Курдистане сегодняшняя ожесточенная борьба за власть перерастет, как я уже говорил, в гражданскую войну с неясным исходом.

- Турция и Иран однозначно осуждают проведение курдского референдума и по заявлению президента Эрдогана даже готовы на проведение совместных военных операций на территории Иракского Курдистана. СМИ единодушно называют места их проведения - курдские горные районы Синджар и Кандиль. Насколько реально такое взаимодействие Тегерана и Анкары с учетом их концептуальных разногласий по сирийской проблематике?

- Существует приоритет интересов. В Сирии, как, впрочем, и в Ираке,  у Тегерана и Анкары они расходятся очень далеко. Но угроза создания сначала - независимого Иракского Курдистана, а потом и т.н. «Великого Курдистана» на суверенных территориях Турции, Сирии, Ирака и Ирана, объективно вынуждает к политическому или даже военному взаимодействию турецкий и иранский истеблишмент. На Ближнем Востоке все реально существующие военные союзы - ситуативные, т.е. достаточно легко создаются под конкретную обстановку и не менее легко распадаются.

Следует обратить внимание на то, что возможные военные операции Турции и Ирана в Иракском Курдистане направлены не против правящей пока Демократической партии Курдистана и ее вооруженных сил - иракских пешмерга, а против Рабочей Партии Курдистана. В Синджаре еще и против отрядов сирийских курдов, объединенных в т.н. «Пешмерга-Рож».    

Только не надо представлять возможные турецко-иранские операции, как киноэкранные баталии с участием авиации, танков, реактивной артиллерии и пр. В Кандиле турецкие «Фантомы» могут нанести ограниченные ракетно-бомбовые удары по горным базам РПК. Но за последние двадцать лет подобные рейды повторялись десятки раз. Однако подорвать военную инфраструктуру «курдских партизан» Анкаре не удалось.

Несколько иной ситуация представляется в горном массиве Синджар, который исторически является местом компактного проживания курдов-езидов. В 2013 году этот курдский регион был оккупирован боевиками ИГИЛ, которые подвергли местное население подлинному геноциду. Через два года именно отряды РПК выбили радикалов из провинции Синджар и ее одноименной столицы.  Впрочем, сегодня «партизаны» не пускают езидов к родным очагам. А сам Синджар превратили в плацдарм для проведения террористических операций на территории Турции.  

Сейчас южные склоны синджарских гор контролирует иракская шиитская милиция «Хашд аль-Шааби». Она многочисленна, хорошо вооружена, хотя ее боеспособность вызывает массу вопросов. Но в ее составе в качестве штурмовых отрядов есть подразделения курдов-езидов, объединенных в т.н. «Силы самообороны Шангала». И арабы-шииты и езиды - это креатура Ирана. Чисто теоретически Тегеран может послать их в наступление на боевые порядки РПК, если насытит подразделения «Хашд аль-Шааби» своими людьми из спецназа «Кудс» Корпуса стражей исламской революции. Но только при условии огневой и авиационной поддержки с турецкой территории. Правда, я далеко не уверен, что Анкара и Тегеран готовы к такому радикальному шагу.

- А какова позиция Москвы по иракскому референдуму? Она разделяет тревогу Анкары и Тегерана?

- Конечно. У Турции и Ирана есть свои экономические интересы в Иракском Курдистане. Анкара более четверти века импортирует курдскую нефть в обход правительства Ирака. А недавно Багдад подтвердил, что министр регионального правительства Курдистана предложил продать Турции нефтяные месторождения за $ 5 млрд, и снова без консультаций с Багдадом. Тегеран тоже надеется протянуть из этой провинции трубопроводы через свою территорию к берегам Персидского залива. Но и «Роснефть» уже заключила  с курдским правительством контракт на управление нефтяной транспортной системы, способной перекачивать до миллиона баррелей «черного золота» в сутки.

У Турции хорошие отношения с правящими курдскими демократами. Иран заигрывает с Патриотическим Союзом, а Москва имеет большое влияние на все значимые политические силы Иракского Курдистана. Но Россия, как Турция и Иран, выступает категорически против создания независимого Курдистана, полагая, что он будет находиться под полным патронажем США и, тем самым, способен уничтожить всю веками сложившуюся архитектуру Ближнего Востока. 

- Однако американцы предостерегли Масуда Барзани о недопустимости проведения референдума о независимости...

- Действительно США сделали это устами главы Пентагона Джеймса Метиса и госсекретаря Рекса Тиллерсона. Но прозвучали, скорее, предупреждения о преждевременности проведения референдума, чем о его недопустимости.  США вложили миллиарды долларов, вооружая, обучая,  снабжая курдов всем необходимым. И, если они захотят использовать курдов, как инструмент переформатирования Ближнего Востока, то они это сделают.

Публичные заявления не всегда отражают суть вещей. Недавно отставной генерал Дэвид Пэтрэус заявил, что в бытность его директором ЦРУ, аналитики этого ведомства доказали -  независимый Иракский Курдистан может существовать только, если будет продавать ежесуточно 800 тысяч баррелей нефти по цене 105 долларов за «бочку». Наверное, что-то, действительно, не так с этой организацией или слова Петрэуса - не более чем информационная «операция прикрытия».

Мне гораздо интереснее позиция главы военной разведки Пентагона генерала Винсента Стюарта. В мае этого года он присутствовал на презентации «Государства Курдистан», которую сам президент Барзани проводил для известного «мозгового центра» Heritage Foundation. Генерал Стюарт, как впрочем, и другие представители военно- политической элиты США, весьма благосклонно отнесся к идеям Масуда Барзани. Поэтому я уверен, что сентябрьский референдум станет прологом новой захватывающей игры на Ближнем Востоке, в которой самое активное участие примут его традиционные  игроки - Вашингтон, Москва, Анкара, Тегеран, Багдад и пр. и пр.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС