Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

МГ ОБСЕ: ПО-ПРЕЖНЕМУ БЕЗ ПРОРЫВОВ

05 июля 2017

Интервью политолога Романа Темникова по проблемам карабахского урегулирования с доцентом кафедры политологии Академии госуправления при Президенте Азербайджана, вице-президентом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Еленой Касумовой.

Р. Темников: - Не так давно завершились визиты сопредседателей Минской группы ОБСЕ в Баку, Ереван и оккупированный Нагорный Карабах. Но общественность, как Азербайджана, так и Армении встретила эту миротворческую миссию, по меньшей мере, настороженно, если не сказать скептически. Разве это всеобщее разочарование не свидетельствует о том, что посреднические ресурсы МГ ОБСЕ уже исчерпаны?

Е. Касумова: -  В такой постановке вопроса есть своя логика. Наверное, поэтому и общественность, и СМИ, и даже некоторые официальные лица обоих государств, вкупе с международными комментаторами  охотно демонстрировали свое негативное отношение к самому факту реального возобновления посреднических усилий сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Но, давайте, будем объективны - других посредников для урегулирования этого конфликта у нас нет.

Сегодня международное посредничество стало подлинным глобальным трендом, который особенно продвигает Евросоюз. Но, вспомните, что о своем желании содействовать армяно-азербайджанским переговорам в разное время говорили представители ЕС, Совета Европы, СНГ, ОБСЕ, НАТО, ОИГ и т.д., не говоря уже об отдельных государствах - от Норвегии до Ирана. Однако все эти предложения так и остались благими намерениями.

Р. Темников: - Но, если невозможен перенос переговоров на другую политическую площадку, то, может быть, необходимо какое-то реформирование Минской группы?

- Е. Касумова: - Она же не сразу приняла нынешний формат. Сначала роль председателя, т.е. главного модератора переговорного процесса, взяла на себя Россия, потом к ней присоединилась Франция, и только в 1997 году США. А кто еще может войти в число сопредседателей, если  действующая «тройка» представляет  государства, которые являются постоянными членами Совбеза ООН и ядерными державами? Кому-то это покажется невероятным, но нигде в мире нет переговорной площадки более высокого ранга.

Всем понятно, что США и Россия находятся в политической конфронтации, буквально, по всем насущным проблемам. С Парижем у Москвы тоже далеко не безоблачные отношения, впрочем, и у Вашингтона с новым французским руководством не все гладко. Однако по вопросу Нагорного Карабаха все три страны придерживаются, в целом, солидарных позиций. Другое дело, что посредники не могут проложить курс между Сциллой и Харибдой современного международного права - «нерушимостью границ» и «правом наций на самоопределение».

Я бы не стала упрекать МГ ОБСЕ в абсолютном бездействии. За минувшие 20 лет ими предлагались различные варианты урегулирования: Пакетный (июнь 1997), Поэтапный (сентябрь 1997), «Общее государство» (ноябрь 1998), «Мадридские (ноябрь-декабрь 2007-2008) и «Обновленные Мадридские принципы» (июль 2009). Особенно подчеркну, что «Мадридские принципы» были подтверждены министрами иностранных дел стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а «Обновленные Мадридские принципы» - президентами стран-сопредседателей МГ ОБСЕ.

Но проблема в том, что оба проекта Мадридских принципов упорно торпедируются армянской дипломатией. Еревану, в случае подписания каких-то согласованных документов, придется сначала расстаться с т.н. «поясом безопасности», под которым посредники понимают пять оккупированных районов Азербайджана. Для армянского руководства любого формата - президентского или парламентского - такой шаг означал бы политическую смерть. Опасаюсь, что не только политическую...

Р. Темников: - Какова Ваша оценка последнего визита сопредседателей МГ ОБСЕ в Азербайджан и сделанного ими по итогам визита заявления?

Е. Касумова: - Говорить о какой-то кардинальной оценке еще рано, но никаких прорывных моментов я не ожидаю. У меня не вызывает сомнений, что армянская сторона в ходе встреч с сопредседателями педалировала на реализацию предложений, выдвинутых в контексте Венских и Санкт-Петербургских договоренностей по Карабаху. Они были достигнуты после завершения провальной для Еревана «четырехдневной войны».

В этих документах есть такой, на мой взгляд, неприемлемый и невыполнимый посыл: «Для снижения риска дальнейшего насилия, они (стороны) договорились завершить в кратчайшие сроки внедрение механизмов ОБСЕ по проведению расследований (инцидентов на границе)».

Очевидно, что такая редакция заявления от имени представителей Минской группы ОБСЕ - глав МИД РФ, Франции и США - не соответствует сегодняшним интересам Азербайджана. Во-первых, никакой границы де-юре не существует: линия соприкосновения войск проходит по азербайджанской территории, никогда даже не входившей в  состав Нагорного Карабаха.        

Во-вторых, абсолютно непонятны физические параметры этих пресловутых «механизмов ОБСЕ по проведению расследований» фактов нарушения режима прекращения огня. Но армянская сторона непременно будет концентрироваться именно на этой теме, уводя переговорный процесс в какую-то иррациональную плоскость.

Р. Темников: - В частности, посредники призвали стороны конфликта к началу субстантивных переговоров. Баку давно готов к ним, но насколько Ереван готов к началу подобных переговоров?

Е. Касумова: - Совершенно не готов. Рабочей формулой на любых субстантивных переговорах по карабахскому урегулированию могут быть только «Обновленные Мадридские принципы» в их российской интерпретации. Они, по сути, императивный алгоритм выхода из многолетнего карабахского кризиса.  На первом этапе Азербайджану должны быть возвращены пять районов, на втором - Лачин и Кельбаджар, с непременным согласованием технических параметров Лачинского коридора. И только на третьем этапе будет определяться статус Нагорного Карабаха. Здесь еще можно дискутировать по отдельным положениям: на каком этапе должно произойти возвращение беженцев, каков должен быть состав миротворческих сил, призванных занять линию разъединения противоборствующих сторон, и прочим переговорным позициям второго порядка.

Но Армения такую повестку переговоров категорически не приемлет. Сам Серж Саргсян, другие армянские политические деятели, не раз публично клялись, как армянской общественности, так и многочисленной влиятельной диаспоре, что «не уступят ни пяди земли». Понимайте под этим «красивым» эвфемизмом оккупированные азербайджанские территории.

Такая позиция Еревана входит в непреодолимое противоречие с его же многократным признанием «Обновленных Мадридских Принципов» в качестве основной платформы карабахского урегулирования. Поэтому, не сомневаюсь, что армянская сторона сейчас разрабатывает не столько реальные предложения для переговоров, сколько программу их забалтывания.

Р. Темников: - Но могут ли внешние игроки, те же политические лидеры стран-сопредседателей, как-то реально воздействовать на стороны переговоров? Постараться каким-то политическим, а точнее волевым усилием подтолкнуть их к фактическому выполнению «Обновленных Мадридских Принципов», тем более, что они были сформулированы высшими руководителями РФ, Франции и США?

Е. Касумова: - Теоретически большие державы могут даже наказать конфликтующие государства введением санкций, я уже не говорю об известном принципе «принуждения к миру». Но будем реалистами - даже, если одна из сторон, представляющая страну-модератора карабахского урегулирования,  предложит в Совбезе ООН ввести санкции против любого государства-участника карабахского конфликта, то кто-то из постоянных членов СБ обязательно наложит вето на такую инициативу.

Это - Realpolitik. Мы же еще из истории правления Бисмарка помним, что такая политика исходит, прежде всего, из практических соображений, а не идеологических или моральных, или даже «стратегических» приоритетов.  Хотя не очень понятно, что же в наше сверхпрагматичное время  следует понимать под таким громким определением, как «стратегическое партнерство».

Непосредственно никто в карабахский конфликт вмешиваться не будет. Всем игрокам - России, Франции, Америке - есть, что терять в отношениях, как с Азербайджаном, так и с Арменией. Тем более, что сами эти игроки сейчас балансируют на грани, отделяющей холодную войну от ее «горячей» стадии.

Р. Темников: - Буквально накануне визита в Баку сопредседателей МГ ОБСЕ имело место очередное обострение противостояния на линии соприкосновения в результате армянской провокации. Зачем армяне пошли на провокацию именно накануне визита сопредседателей?

Е. Касумова: - Этому, кстати, объяснение найти легко. Мы уже говорили о Венских договоренностях, которые подразумевают «внедрение механизмов расследования инцидентов». Так любая провокация на линии соприкосновения войск позволяет армянам актуализировать эту тему, направить сопредседателей по ложному пути - поиска виновных в искусственно организованных ЧП, вместо создания ясных предпосылок конкретного сближения позиций Баку и Еревана.

Но есть у армян для организации подобных провокаций и внутренние причины. Президент Серж Саргсян сейчас выступает в качестве «хромой утки». Конечно, многие в Армении уверены, что его карманная Республиканская партия останется правящей минимум до 2040 года. Но самому Саргсяну необходимо сохранить за собой политическое лидерство. А что может лучше укрепить подобное лидерство, чем репутация «сильной руки»? В наэлектризованном армянском обществе с его перманентной борьбой за власть такую репутацию легко завоевать именно военными провокациями. Не факт, что они будут успешными, но это уже другой разговор.

Р. Темников: - Насколько высока вероятность того, что в ближайшее время переговоры по урегулированию карабахского конфликта сдвинуться с мертвой точки?

Е. Касумова: - В нынешних мировых реалиях, вообще, бессмысленно что-либо прогнозировать. Мир давно не жил в такой атмосфере непредсказуемости, как в наши дни. К сожалению, карабахский конфликт и возможности его урегулирования сейчас находятся на отдаленной периферии интересов больших политических игроков. Однако любое критическое изменение в их и без того напряженных отношениях может придать карабахскому урегулированию  неожиданное звучание или даже новый импульс. Поэтому сейчас и Баку, и Ереван будут рассматривать перспективы разрешения карабахского кризиса сквозь призму общемировых и, прежде всего, ближневосточных проблем.

Я думаю, что в контексте реализации проектов карабахского урегулирования нам еще долго предстоит пребывать в режиме ожидания. Тем более, что у председателей МГ ОБСЕ мандат бессрочный, однако политическая и военная инициатива давно уже на азербайджанской стороне.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС