Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

КАТАРСКИЙ КРИЗИС. ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?

30 июня 2017

Беседа политолога Романа Темникова с главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексеем Синицыным специально для газеты «Каспiй»:

Р. Темников: - В арабском мире возник кризис вокруг Катара, в результате которого уже ряд суннитских стран разорвали с ним дипотношения.

Катар обвиняют в поддержке террористических организаций. Насколько это соответствует действительности?

А. Синицын: - Вы не найдете ни одной монархии Персидского залива, включая ту же Саудовскую Аравию, которая не поддерживала бы суннитских радикалов, ставших на путь террора. Нет никакой нужды ссылаться на документы Wikileaks, чтобы доказать это. Благо таких, многократно подтвержденных  свидетельств - великое множество.

Пикантность ситуации заключается в том, что Саудиты обвинили Катар в финансировании проиранских террористических групп, после того, как США «назначили» Иран «террористическим государством № 1». За деньгами Дохи, по мнению ее аравийских оппонентов, выстроился целый ряд проиранских «клиентов»: ливанская Хизбалла и палестинский ХАМАС, хуситы Йемена и шииты саудовской провинции Катиф, всегда готовые взорваться мятежом против саудовской королевской семьи.

Однако не масло, а прямо-таки бензин в огонь плеснула британская газета Financial Times, поведавшая о странной соколиной охоте катарских шейхов в Ираке, которая закончилась их похищением боевиками Хизбаллы. Коротко дело было так: спецназ Хизбаллы захватил в Ираке 26 катарских богатеев, развлекавшихся соколиной охотой, среди которых были и члены королевской семьи, а затем тайно вывез их на территорию Ирана. За их свободу плюс еще и за освобождение 50 шиитских боевиков, ранее захваченных джихадистами, Катар заплатил огромный выкуп.

По версии британцев, непосредственно Ирану было выплачено 400 миллионов долларов, еще 300 - т.н. шиитским милициям. Надо полагать, в основном, Хизбалле. А за освобождение проиранских боевиков 120 миллионов заплатили Тахрир аш-Шам, т.е. бывшей ан-Нусре, а точнее аль-Каиде, и 80 миллионов - Ахрар аш-Шам, которая слывет «умеренной оппозицией». Из всего этого британцы сделали парадоксальный вывод: Катар сотрудничает с двумя главными деструктивными силами на Ближнем Востоке - иранской службой безопасности и аль-Каидой.

Р. Темников: - Вы видите парадокс в том, что обвиняют в сотрудничестве с террористами Катар, хотя практика выкупов широко распространена на Ближнем Востоке?

А. Синицын: - Конечно. Катар - отнюдь не белый и пушистый, и все претензии, которые ему предъявляют те же Саудиты, основаны на реальных фактах, в той мере, в какой на реальных фактах основывается сценарий исторического художественного фильма. Другими словами, и вымысел вполне допускается. Но к чему возмущаться выплатой суннитским радикалам выкупа в 200 миллионов долларов, если сама Саудовская Аравия снабжает их организации американскими противотанковыми комплексами TOW?

Кстати, американская Wall Street Journal рассказала, что в прошлом году администрация Обамы заплатила Ирану 400 миллионов долларов за освобождение экипажей двух своих военных катеров, случайно оказавшихся в иранских территориальных водах. Об этой сделке общественность тоже не оповещали.

К тому же, все дело в интерпретации фактов. Financial Times выдвинула версию, что вся эта история с захватом охотников и миллиардным выкупом - всего лишь «операция прикрытия» для передачи Ирану колоссальных средств, т.е. похищение катарских шейхов было полностью инсценировано. Эту версию сейчас усиленно тиражируют европейские и арабские СМИ, хотя она абсолютно бездоказательна и крайне сомнительна.

Р. Темников: - Скандал начался вскоре после встречи президента США с лидерами арабских и мусульманских стран. Могут ли в нем быть замешаны США? То есть, мог бы он начаться с подачи американцев?

А. Синицын: - Без отмашки из-за океана такие скандалы не начинаются. Трамп с упорством древнеримского сенатора Катона-старшего, который каждое свое выступление заканчивал словами: «Карфаген должен быть разрушен», мечтает добить Иран. Причин множество - от разработки Тегераном своей «баллистической программы»,  которую Израиль воспринимает как прямую, экзистенциальную угрозу до банального желания дезавуировать договор по «иранскому ядерному досье», который Барак Обама считал исключительно своей заслугой.

Для этой цели и была придумана вся эта история с созданием «арабского НАТО» во главе с Саудовской Аравией. Такой проект требует соблюдения четкой внутренней конфигурации, точнее иерархии, в которую крайне амбициозный и столь же богатый Катар никоим образом не вписывался. Поэтому ему и решили указать на его место младшего партнера Саудовской Аравии.

Впрочем, никакого «арабского НАТО» создать не удастся, несмотря на горы денег и оружия, которыми владеют монархии Залива. Саудиты уже учреждали «Исламскую коалицию» для борьбы с террором. И где же она воюет? А, судя по тому, как другая просаудовская коалиция бездарно сражается с йеменскими хуситами и при малейшей угрозе в панике бросает свою супертехнику,  у нового  проекта Трампа нет никаких шансов на реализацию. 

Однако до предела обострить шиитско-суннитские противоречия, о чем уже открыто говорят западноевропейские политики, шанс, конечно, стопроцентный. Некоторые арабские политологи даже уверены, что одной из идей новой администрации стало стремление изменить вектор конфликта в регионе с арабо-израильского на суннитско-шиитский.

Конечно, это вызовет череду непредсказуемых кризисов, столкновений, локальных войн. Но, вероятно, позволит Вашингтону наконец-то осуществить новую «великую американскую мечту» политического измерения - наконец-то переформатировать Большой Ближний Восток по своим лекалам. Однако, учтите, это лишь мнение арабских экспертов. В других столицах оно может быть совершенно иным.       

Р. Темников: - Основными обвинителями Катара выступили Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ. Какие цели преследуют эти страны, разрывая отношения с Катаром?

А. Синицын: - Между этими странами и Катаром существует огромный идейный и политический раскол. Катар продвигает идеологию «Братьев-мусульман», правда, не сегодня и не в этом эмирате разработанную. Некоторые специалисты считают ее своеобразным «миксом» современной западной политической мысли с исламской традицией, что абсолютно неприемлемо для ислама салафитского толка.

Но для нас сейчас важны не теологические разногласия государств Залива, а то, что под идеологию «Братьев-мусульман» Катар создал свой политический проект, который был на какое-то время реализован в Тунисе и Египте в формате годичного президентства Мухаммеда Мурси. Этот проект и сегодня весьма популярен в исламском мире.

Что касается разногласий между Катаром и Саудитами вкупе с Бахрейном и Эмиратами, то у них своя давняя история. Эр-Рияд и Доха с начала 1970-х годов конкурируют за влияние  в Заливе, как, впрочем, и далеко за его пределами. Между ними даже не раз возникали пограничные конфликты, а политическое перетягивание каната длится  уже почти полвека.

В 1995 году, когда отец нынешнего эмира Тамима свергал своего отца, т.е. дедушку катарского правителя, последний нашел убежище именно в Абу-Даби. Доха тут же обвинила Эмираты, Саудитов и вечно запуганный Бахрейн в попытках вмешательства во внутренние дела Катара. Короче говоря, эти монархические склоки длятся не один год, а если учесть, что в ОАЭ местные «братья-мусульмане» однажды едва не осуществили государственный переворот, то можно смело утверждать, что симпатии друг к другу ближневосточные монархи не испытывают.  

Кстати, в этом конфликте свою роль сыграл и крайне популярный в арабском мире телеканал Аль-Джазира. Никакой объективностью он никогда не отличался, скорее, прославился своими грандиозными фейками. Но ортодоксальные монархии раздражали вовсе  не антисирийские фальсификации Аль-Джазиры, а то, что этот телеканал - откровенный пропагандистский рупор «Братьев-мусульман».

Р. Темников:  - Почему Катар - арабская страна, выступает в поддержку Ирана? И  возможно ли на фоне этого кризиса создание коалиции в лице Ирана, Ирака и Катара?

А. Синицын: - Никакого политического, тем более военного союза Дохи и Тегерана не существует. Но идеология «Братства» в чем-то близка иранскому пониманию современного ислама. К тому же их объединяют общие газовые проекты и глубокое неприятие Саудовской Аравии с ее сателлитами.

Так, что же может Иран предложить Катару кроме помощи в ослаблении блокады маленького эмирата? Ровным счетом - ничего. И замечу, что для Ирана этот конфликт достаточно выгоден - даже после неизбежной капитуляции Катара создать единый суннитский фронт против Тегерана не удастся. Как минимум, его разрушат внутренние противоречия, которые никуда не денутся. К тому же будем держать в уме, что Иран после терактов в Тегеране готовится предъявить Саудитам свой личный счет.

Р. Темников:  - Сможет ли Турция выступить в роли посредника этого конфликта?

А. Синицын: - Турция занимает очень взвешенную позицию, выступает за мирные переговоры между сторонами конфликта. Но этот кризис - дело арабской «семьи» и посредниками в урегулировании ситуации уже стали традиционные «модераторы» ближневосточных конфликтов - Кувейт и Оман. 

Р. Темников: - К чему в итоге приведет это противостояние?

А. Синицын: - Большой войны и оккупации Катара, безусловно, не будет. Он пока слабо огрызается, потихоньку сливая компромат о связях ОАЭ с израильтянами. Но кого этим удивить? Секрет Полишинеля, не более.

Я думаю, что Доха готова к сдаче позиций по всем фронтам. А, вот, лично для эмира Катара Тамима бин Хамад Ат-Тани наступают очень нелегкие времена. Арабская газета Al-Riyadh дала понять, кого предпочитают видеть на месте «мятежного» эмира саудовские власти. Это - шейх Ахмад бин Али, возглавляющий  то крыло династии, которое в Эр-Рияде считают легитимным. Поэтому в Катаре возможен некий «дворцовый переворот».

Однако с ним или без него это государство все равно будет встроено в саудовскую иерархию. Даже неизмеримо большие деньги, необъятные газовые кладовые и самый популярный телеканал - это не те ресурсы, которые можно противопоставить агрессивному демаршу монархий Залива.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС