Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

АНКАРА-МОСКВА. ОТ «ЗОН БЕЗОПАСНОСТИ» К РЕАЛЬНОМУ УРЕГУЛИРОВАНИЮ

12 мая 2017

Интервью журналиста портала Yencicag.Ru Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.  

Ниджат Гаджиев: - Встречу президентов Эрдогана и Путина в Сочи уже назвали прорывной. Еще перед вылетом в Россию, в аэропорту Эсенбога турецкий лидер, заявил, что политическое доверие между  ним и Путиным «находится на высшем уровне», а «основным пунктом повестки дня во время его официального визита в Россию будет сирийский кризис».

Возвращаясь из  Сочи, Эрдоган дал пресс-конференцию прямо на борту самолета и, отвечая на один из вопросов, он сказал: «Поступают предложения о создании в Идлибе и пяти разных районах зон деэскалации. Надеюсь, что если это удастся, сирийская проблемы на 50% будет решена». На Западе многие поспешили заявить, что создание подобных зон в Сирии - это часть предвыборной программы Дональда Трампа. Получается, что Путин и Эрдоган приняли американский план сирийского урегулирования?

Алексей Синицын: - У Маяковского есть такая строка: «Сочтемся славою, ведь мы свои же люди». Я не совсем понимаю причин злорадства некоторых коллег, утверждающих, что русские и турки реализуют предвыборную программу Трампа. Здравое зерно в этой программе было и оно сейчас востребовано. Однако Путин и Эрдоган предлагают несколько иной алгоритм сирийского урегулирования.

И Дональд Трамп, и Хиллари Клинтон обещали ввести в Сирии бесполетную зону по ливийскому варианту. Тогда натовские самолеты не только уничтожали в воздухе старенькую авиацию Каддафи, но бомбили боевые порядки его войск и даже ливийские города - половина семьи Каддафи, в том числе и внуки, погибли в этих варварских бомбардировках. Но такой сценарий сейчас США и НАТО разыграть не в состоянии.

Поэтому представителям сирийской оппозиции, которые все-таки прибыли в Астану, предложен план создания четырех «зон деэскалации» конфликта, не имеющих ничего общего с  бесполетным  режимом сирийского неба. Устоялись четыре основных фронта, на которые должны распространиться эти самые зоны безопасности.

Я думаю, что ими со временем станет: первая - Идлиб и часть провинции Алеппо, вторая - северный Хомс, где боевики сначала наступали, но были отброшены с огромными потерями, третья - это все суннитские пригороды Дамаска, а не только Восточная Гута, и наконец - «Южный фронт», который держат наиболее вменяемые формирования Сирийской Свободной Армии (ССА). Уверен, что будет и пятая зона в курдском Африне, и шестая - в других курдских кантонах на севере Сирии. 

Но пока меморандум о создании четырех зон, в целом, одобрил спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и официальный Дамаск. Его же подписали страны-гаранты, т.е. Россия, Турция, Иран.

Ниджат Гаджиев: - Однако кто-то из оппозиционеров покинул зал переговоров в Астане с проклятиями в адрес Ирана. И потом, у многих возникает вопрос - как Турция выступает гарантом от лица умеренной оппозиции? Во-первых, оппозиция, кроме разве что бригад туркоманов из ССА, была целиком ориентирована на коалицию, созданную Саудовской Аравией. А, во-вторых, «умеренные» до сих пор не отделены от «Хайят Тахрир аш-Шам», в которой незаметно растворилась ан-Нусра.

Алексей Синицын: - Сейчас в СМИ модным трендом стало говорить, что турецкие вооруженные силы и, в частности, спецслужбы, переживают период глубокой депрессии, растерянности, критическое снижение боеготовности и прочие напасти. Но только специалисты понимают, что туркам удалось переформатировать всю умеренную оппозицию и переориентировать на себя саудовскую креатуру. Именно эти оппозиционеры наступали на игиловцев под Аль-Бабом  вместе с турецким спецназом и бронетехникой и, как это ни парадоксально, их прикрывала российская авиация.

Скажу более, то, что не сделали американцы, - не отделили «умеренных» оппозиционеров от «непримиримых», - во  многом, сумели сделать турецкие спецслужбы. Этому особенно способствовали переговоры в Астане, на которые турецкие офицеры убедили поехать представителей подконтрольных им организаций.

В Идлибе такое разделение привело к конфликту между абсолютными радикалами из «Хаят Тахрир аль-Шам», к которым примкнули 16 группировок, и «Ахрар аш-Шам», чьи функционеры побывали в столице Казахстана. К «Ахрар» присоединились боевики 12 формирований и отдельные отряды Сирийской Свободной Армии. Никто из них не имеет дел с Асадом, но они охотно наводят российские ВКС на позиции и объекты фундаменталистов.

Ниджат Гаджиев: - «Головной болью» Анкары остается курдский вопрос. На той самой импровизированной пресс-конференции в самолете президент Эрдоган сказал журналистам, что Путин выступает против идеи создания отдельного государства на севере Сирии. Однако, как подчеркнул турецкий лидер, он «выразил президенту РФ Владимиру Путину свое недовольство тем, что российские солдаты, несущие службу в Сирии, сфотографировались вместе с террористами YPG - местного ответвления сепаратистской террористической организации PПK». А Путин в ответ пообещал разобраться с этой ситуацией. Как, на Ваш взгляд, будут разрешаться курдско-турецкие противоречия?

Алексей Синицын: - Я не знаю, в чем надо разбираться. Все кто хотел, эти фотографии ребят из русской военной полиции видел. Вообще соцсети служат военным ужасную службу, полностью уничтожая режим секретности. Свои фотографии выставляют - русские и американские спецназовцы, курдские бойцы из YPG и протурецкие оппозиционеры из ССА, и все джихадисты скопом - короче говоря, абсолютно все.

Но, если русские - в курдском кантоне Африн, то американцы - во всех остальных курдских районах по линии Кобани-Камышлы. Они, кстати, это абсолютно не скрывают.   Пресс-секретарь Пентагона, капитан Джефф Дэвис заявил: «У нас есть силы, которые находятся на всей территории северной Сирии. Они работают с нашими партнерами в «Сирийских Демократических Силах». Граница является одной из областей, где они действуют».

Однако я не допускаю каких-то гипотетических боестолкновений турков с русскими или американцами, о возможности которых поступают сигналы из Анкары. Я думаю, что Турции придется удовлетвориться гарантиями от Москвы и Вашингтона в том, что воинские формирования сирийских курдов не будут действовать на территории Сирии и оказывать помощь отрядам РПК.

Мне кажется, что в Анкаре лучше, чем в Вашингтоне, понимают всю несостоятельность идеи создания «Независимого Курдистана» на сегодняшний день. У самих курдов накопилась масса противоречий. В среду Сирийская курдская «Партия Демократического Союза» (PYD) закрыла последний штаб сирийского «Курдского Национального Совета» (KNC) в Сирийском Курдистане, начались аресты сторонников KNC. Там ситуация крайне взрывоопасна.

А в Ираке член руководящего органа Рабочей партии Курдистана - «Союза Сообществ Курдистана» Али Хайдар Кайтан выступил с явными угрозами в адрес президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. Весь Курдистан балансирует на грани гражданской войны, поэтому разговоры о расчленении Сирии и Ирака, скажем так, совершенно не актуальны.

Ниджат Гаджиев: - Как Вы думаете, Владимир Путин обсуждал эти вопросы с Дональдом Трампом во время своего телефонного разговора в канун приезда Реджепа Эрдогана в Сочи?

Алексей Синицын: - Конечно. Я только не представляю, насколько детально удалось это сделать. Мне кажется, президенту Трампу и его команде приходится объяснять многие вещи, как говорится, на пальцах. А из Москвы это трудно делать. Впрочем, Трампу разговор понравился...

Кстати, в этих условиях у президента Эрдогана появляется некая особая роль. Турецкий лидер рассказал сопровождавшим его журналистам, что в рамках форума «Один пояс - один путь», который намечен на 14-15 мая в Пекине, он проведет трехстороннюю встречу с главами  Китая и России. По его словам, Путин, возможно, 22 мая приедет в Турцию для участия в заседании Организации Черноморского экономического сотрудничества. И где-то в этот график или несколько позже вклинится визит Эрдогана в Вашингтон для встречи с Трампом.

По сути, президент Эрдоган проведет свой раунд «челночной дипломатии». Ее создатель, Генри Киссинджер, благодаря именно этому дипломатическому ноу-хау добился заключения Кэмп-Дэвидских соглашений, т.е. мирного договора между Египтом и Израилем. Что ж, будем надеяться, что президент Эрдоган сумеет максимально сблизить позиции всех игроков сирийского конфликта, которые действительно готовы бороться с терроризмом.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС