Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ТАК С КЕМ ЖЕ ИЗРАИЛЬ ВОЮЕТ В СИРИИ?

05 мая 2017

Интервью журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.  

Ниджат Гаджиев: - Израиль нанес удары по Дамаску по складам Хизбаллы. В тот же день Сергей Лавров заявил о том, что Россия не считает Хизбаллу террористической организацией.

Как понять политику России в Сирии? Почему не работает ПВО? Почему никакой реакции российской стороны нет?

Алексей Синицын: - Внешнеполитическая стратегия Израиля - это нечто удивительно гибкое и динамичное, способное к немедленным трансформациям. Незыблемым в ней остается только твердое убеждение, что Иран - это экзистенциальный враг Израиля. Сирия - это звено в шиитской «Оси сопротивления» во главе с Ираном, западным флангом которой является ливанская Хизбалла. А она - единственная военная сила, вступавшая в серьезные боестолкновения с израильской армией в последние десятилетия.

Для израильтян подлинным кошмаром представляется только одна мысль, что боевики Хизбаллы могут получить современное вооружение из российских поставок и, тем более, оказаться вместе с этим оружием на Голанских высотах. Поэтому в ходе сирийской войны израильские военные не раз атаковали армейские объекты Сирии - позиции ПВО, базы хранения противокорабельных ракет и ракет класса «земля-земля».

Но, пожалуй, эта атака будет иметь наибольший резонанс. Мы знаем о пяти ударах по складам боеприпасов, в том числе, на территории военного аэропорта аль-Мезза. Но каким-то образом оказался задет и международный аэропорт Дамаска. Там  в результате бомбардировки загорелись хранилища горючего и есть данные, что на момент удара в аэропорту находились три транспортных самолета иранских авиакомпаний Qeshm Fars Air, Pouya Air, и Mahan Air. А это уже очень серьезно.

Министр транспорта и разведки Израиля Исраэль Кац в интервью радио Армии Обороны Израиля еще раз подчеркнул, что для израильтян своеобразной «красной чертой» является попытка передачи стратегических вооружений  ливанской Хизбалле. «В тот момент, когда Израиль получает достоверную информацию об этом - он наносит удар», - сказал Кац.

Эта позиция еврейского государства прекрасно известна российскому руководству. Да, Москва не признает Хизбаллу террористической организацией, но «белой и пушистой» ее тоже никто не считает. Мне вспоминается ликвидация командира спецназа Хизбаллы в Сирии Али Файяда, который погиб в сирийском Ханасире от попадания израильской крылатой ракеты. В Иране и Сирии тогда не было предела возмущению коварством израильтян.

Но в России, в целом, к этому факту отнеслись достаточно сдержанно. Я думаю, что в Москве вспомнили, что  Али Файяд был известен как «Али Боснийский», и он в свое время крайне жестоко воевал в Боснии против сербов. Это я к тому, что Москва выступает против того, чтобы современное вооружение, передаваемое Сирийской Арабской Армии, попадало в руки ливанских шиитов, отношение к которым у российского руководства весьма сложное.

Поэтому россияне официально не вмешиваются в ситуации, когда Израиль наносит удары по складам вооружений и боеприпасов, которые могут быть переданы Хизбалле. В конце концов, русские, хотя и не поставили сирийцам ЗРК С-300, модернизировали их комплексы С-200, которые сейчас вполне способны оказать сопротивление израильским ВВС. И если этого не происходит, то вопросы возникают по самой организации боевого дежурства, которое несут сирийские ПВО. Ведь Москва не брала на себя обязательство прикрывать сирийское небо. Российские С-300 и С-400 прикрывают только собственные Военно-Космические Силы.

Ниджат Гаджиев: - Как после этого удара будет реагировать Хизбалла и Иран на политику Израиля? Можно ли ожидать войну между Ираном и Израилем, если Израиль еще раз нанесет удар?

Алексей Синицын: - Я же говорю, что особенной новизны в этой атаке израильтян нет. Вот, дерзость явно присутствует, но я объясняю ее еще и эмоциональным фоном, на котором развернулась эта операция израильских ВВС. Она практически совпала с Днем солидарности с народом Палестины, известном как «День аль-Кудс». Он очень широко отмечался в Сирии, и, думаю, несложно догадаться какие проклятия неслись в адрес Израиля.

К тому же накануне в Израиле состоялась репетиция воздушного парада, посвященного  69-ой годовщине независимости еврейского государства. И в этом параде впервые приняли участие самолеты пятого поколения  F-35i «Адир». А это тоже импульс показать, кто хозяин в ближневосточном доме.

Но войны между Ираном и Израилем, конечно, не будет. Ракетная или, как еще говорят, «баллистическая программа» Тегерана далеко не завершена, а, значит, атаковать израильтян нечем.  Вот, если она будет реализована, то для Израиля возникнет, куда более серьезная угроза, чем вся «ядерная программа» Ирана. Израиль не видно на карте мира и, если по его территории будет нанесен удар баллистическими ракетами даже не в ядерном снаряжении, то для крохотного еврейского государства это может стать подлинной катастрофой.

Совсем другое дело - опосредованная война. Все годы сирийского конфликта израильтяне испытывали очень большой соблазн взять под свой полный контроль все Голанские высоты. Поэтому они весьма активно помогали антиасадовской оппозиции. Я имею в виду не только таких «умеренных» оппонентов режима, как сирийские друзы, но и откровенных радикалов, для которых даже были открыты двери израильских полевых госпиталей. Впрочем, эту помощь можно с натяжкой считать гуманитарной, а израильтяне в своем протежировании фундаменталистов уходили порой далеко за пределы их несколько своеобразного понимания гуманизма.

Сейчас ситуация кардинально изменилась. Мировая общественность как-то не заметила события, которые произошли на юго-западе Сирии, на границе с Ливаном. Весьма обширная по местным меркам территория, на которой формирования «оппозиционеров» хозяйничали несколько лет, практически без боя перешла под контроль Дамаска.

Основная часть боевиков, по договоренности с правительственными силами,  покинула зону от Дамаска до Голанских высот и ливанской границы и отбыла, как легко догадаться, в Идлиб. Именно в этой провинции концентрируется сейчас как «непримиримая», так и «умеренная» оппозиция. А, вот, юго-западный антиасадовский фронт практически прекратил существование - на этом направлении угроза силам режима сохраняется только вокруг города Дераа и в ряде черкесских сел на Голанских высотах.

Теперь представьте, как прореагируют израильтяне, если на Голанских высотах неожиданно появятся подразделения Хизбаллы, организации, которая позиционирует себя победительницей в последней ливано-израильской войне 2006-го года? Да еще и вооруженные современной боевой техникой иранского, а частично и российского производства. Поэтому я прогнозирую серьезные операции израильтян против ливанских шиитов, которые, надо понимать, тоже не собираются сидеть сложа руки.

Ниджат Гаджиев: - Как вы считаете, может такая сдержанная в отношении Израиля политика России внести разногласия в союз Москва-Тегеран?

Алексей Синицын: - Иранцам сейчас не до российско-израильских отношений. Перед ними, буквально, на глазах вырастает угроза войны с США. И, поверьте, израильтяне сделают все, чтобы непосредственное участие в ней не принимать. Хватит и одних американцев. Но возможное противостояние Вашингтона и Тегерана - это тема отдельного большого разговора.

Одно можно сказать совершенно точно - кто бы не победил на президентских выборах в Иране - либерал или консерватор - он будет искать сближения с Москвой. Особенно, в контексте военно-технического сотрудничества и продажи Ирану современных вооружений, среди которых, готов на любое пари, Тегерану наверняка приглянутся прекрасные российские противокорабельные комплексы. Вот почему  я никоим образом  не ожидаю охлаждения реального отношений между Москвой и Тегераном.

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС