Баннеры

 

 

 

 

Мир и мы 

ИЗ ЛЬДОВ ХОЛОДНОЙ В ПЕКЛО ГОРЯЧЕЙ ВОЙНЫ

29 апреля 2017

Интервью журналиста портала Yencicag.Ru Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.  

Ниджат Гаджиев: - Сегодня уже никто не сомневается, что мир находится в состоянии, которое на Западе часто называют «Холодная война 2.0.». Однако за последние два месяца, отмеченные небывалой военной и дипломатической активностью президента Трампа, человечество подошло к самой реальной «горячей войне». Остается только понять, какой она будет - ядерной, глобальной или серией локальных конфликтов. Как можно объяснить сей неожиданный феномен?

Алексей Синицын: - Очень простым наблюдением - наступили 100 дней президентства Дональда Трампа, у которого еще три недели назад был ужасающе низкий рейтинг. Что он мог записать себе в актив? Одобрение спорного проекта строительства трубопровода Кистоун, проходящего по землям индейцев? Впрочем, никакие достижения - реальные или мнимые - не имеют никакого значения, если американского президента еще совсем недавно поддерживали лишь 2-3% американских СМИ, а «вашингтонское болото», которое он грозился осушить, стремительно затягивало его в импичмент.

У Трампа оставался только один шанс  изменить ситуацию в свою пользу: добиться военных побед в глобальном контексте. Война для Трампа - дело абсолютно неизведанное, но ему, видимо, чертовски приятно бряцать оружием и выслушивать самые льстивые оды международных подхалимов. Себя же он, наверное, чувствует, пользуясь его  собственной детско-подростковой стилистикой, «очень, очень крутым парнем», который наказывает тех, кто «очень, очень плохо себя ведет».

Поэтому Трамп поднял невиданную волну военно-политического пиара, которой запомнился разве что ранний Рейган. Но у Рональда Рейгана была блестящая команда. В том числе, и составителей речей - спичрайтеров,  а Трамп сам пишет свои твиттеры.  И совершенно неважно, насколько реальны такие военные победы. Надо только, чтобы за них ухватились СМИ. А это и есть главный приз.

Как говорил американский генерал Джон Шаликашвили: «Мы не побеждаем, пока CNN не сообщает о том, что мы побеждаем».  CNN сообщило о блестящей атаке на сирийскую авиабазу Шайрат, и обыватель уже слышать не хочет о том, что удар «Томагавками» не достиг ни одной из своих целей - не повредил ни  один действующий самолет, ни даже взлетно-посадочную полосу. Обывателя, а подозреваю, что и самого Трампа, не  волнует проблема, которая мучает сейчас настоящих военных специалистов: «Почему до сирийской базы не долетело 36 крылатых ракет?».

Я не ошибся - именно 36 «Томагавков». Этим  очень интересуется серьезный портал американских военных Ветеранс Тудей. Я даже ссылку читателям дам (http://www.veteranstoday.com/2017/04/09/trump-humilated-syria-shoots-down-34-of-59-cruise-missiles-russia-to-upgrade-system-soon/).

Кстати, там на главной странице размещена удивительная фотография упавшей ракеты «Томагавк» с отказавшей системой наведения где-то в 40 милях от цели. В глубине сирийских оливковых рощ.

Трамп, а с ним и среднестатистический обыватель, восхищались замечательным ударом многотонной GBU-43 - «Матери всех бомб» - по игиловцам в уезде Ачин, афганской провинции Нангархар. Якобы было  уничтожено 94 боевика. Но почему никто не сказал, что целью послужил  всем известный горный укрепрайон Тора-Бора, который в 80-ые годы многократно зачищала Выборгская (66-ая мотострелковая) бригада. А уже в 2001-ом Тору-Бору  полностью разбомбила авиация США и союзников.

Но, видимо, где-то остались целыми три туннеля, в каждом из которых, очевидно, сидело по 30 боевиков, если удалось их накрыть одной, пусть и очень мощной бомбой. Кстати, а где, минимум, 200 раненых? И почему бы не предъявить миру тела боевиков из «Вилайета Хорасан» - игиловского подполья в провинции Нангархар - которую вполне успешно контролирует сама афганская армия? Надо предъявить, а то боевики категорически отказываются признавать собственную гибель.

Ниджат Гаджиев: - Однако идейная, «пиаровская» цель Трамп достигнута. Его рейтинг растет, не так ли?

Алексей Синицын: - Растет и невиданными темпами. 6 пунктов менее, чем за 2 недели - это взлет. Но, главное, что Трампа признали либеральные СМИ. Я предлагаю несколько пространную цитату писателя, журналиста, властителя дум американских демократов Роджера Л. Симона.

Не сомневаюсь, что его публицистика непременно ляжет в основу протрамповской пропаганды: «Трамп называет то, что осталось ему от преемника "бардаком". Несмотря на грубость данного определения, это так... Но очень примечательно то, как быстро это удается исправить. Во внешней политике Трамп ведет себя как Рейган. Мир с позиции силы. Мы - единственная сверхдержава. Трамп знает это. Си Цзиньпин знает это. И Путину придется это признать. Тем хуже для него».

Ниджат Гаджиев: - Действительно, налет на Шайрат не замедлил темпы наступления сирийской армии в провинции Хама, супербомба в Афганистане тоже ни у кого не вызвала паники. Однако мир замер в ожидании большой, может быть, ядерной войны. К берегам Корейского полуострова приближаются уже три авианосные группы ВМФ США. Многие эксперты считают американский удар по Северной Кореи неизбежным. Это уже серьезная заявка на мировое военно-политическое лидерство?

Алексей Синицын: - На мировое - нет. Ядерной  войны не будет, потому что  у Ким Чен Ына, который «очень, очень плохо себя ведет», вообще нет ядерного оружия. Ни в виде тактических ядерных зарядов, о которых сейчас почему-то заговорили эксперты, ни, тем более, в виде боеприпасов. Но у КНДР есть полторы тысячи (или больше) всяких «Нодонов» и «Тэпходондонов», как называют северокорейские аналоги российских «Скадов» и «Точек». А на скрытых, хорошо укрепленных приграничных позициях уже давно размещены дальнобойные орудия и системы залпового огня.

Только «диванные стратеги» могут гадать - будут ли северокорейцы атаковать Японию или сразу же «вдарят» по Гавайям. Ничего этого не нужно. К демилитаризованной зоне примыкает самая густонаселенная провинция Кёнгидо. Она окружает Сеул со всех сторон, и именно на ее территории находятся две из трех американских баз.  Военно-воздушная Осан в Пхёнтхэке и почти рядом (очень удобно для ракетного удара) база сухопутных войск США Камп Хамфреус. На обеих размещены более 30 тысяч американских военнослужащих, многие с семьями.

Практически, вся провинция Кёнгидо попадает под корейские массированные ракетно-огневые удары такой плотности, что никакие противоракетные комплексы «Пэтриот» или  недавно поставленные THAAD, изменить ситуацию не смогут. Понимает ли Трамп и его военный министр Мэттис, которого почему-то все чаще хочется называть известной всем кличкой «Бешеный пес», что их собственные граждане с погонами на плечах становятся заложниками в противостоянии с мятежным Ким Чен Ыном? Надеюсь, что понимают, но тогда к чему собирать у корейских берегов такую армаду авианосцев, эсминцев, подлодок?

Ниджат Гаджиев: - Риторика президента Трампа в отношении Тегерана была острой даже в ходе предвыборной кампании. А, войдя в Белый Дом, он объявил Иран «террористическим государством № 1». Как вы считаете, к чему приведет эта конфронтация, и могут ли стороны назревающего конфликта столкнутся на полях в Сирии?

Алексей Синицын: - Пока есть северокорейский фактор - никакой реальной конфронтация не будет. Трамп об Иране почти не вспоминает, хотя, думаю, его отношение к Тегерану отнюдь не изменилось. Особенно после задушевной беседы с саудовским королем Салманом. Иранцы, с головой уйдя в собственные выборы, платят ему той же монетой забвения. Поэтому военная информация из зоны их ближневосточного противостояния  звучит почти  тоскливо: «46-ая оперативно-разведывательная флотилия ВМС Ирана, включающая фрегат «Сабалан», направлена в Аденский залив из Бандер-Аббаса». Догадываетесь, что на смену  45-ой?

Могут ли бойцы «Аль-Кудс» - спецназа в составе КСИР - столкнуться с американскими «морскими котиками» где-то в Сирии? Пока это только сюжет для голливудского блокбастера, как всегда, не имеющего ничего общего с реальностью.

Правда, арабские СМИ муссируют слухи о том, что «к сирийской границе переброшена бронетехника армии США: танки, самоходные артиллерийские установки, а также подразделения спецназа и морской пехоты. Они будут приданы в помощь 3-й дивизии иорданской армии, которая тоже готовится к боевым действиям в Сирии». Но у арабских СМИ такая буйная фантазия...

Однако конфронтация США с Ираном, безусловно, будет. Как только прояснится ситуация с Северной Кореей, начнется вторая серия с Ираном. Во всяком случае, Трамп сделает все, чтобы дезавуировать договор по иранской ядерной программе. Это же наследие ненавистного ему Обамы.  Но на этом, конечно не остановится.

Ниджат Гаджиев: - США, кажется, уже дают России понять, что Кремль должен сделать выбор между Ираном и Западом. Как вы считаете, сдаст ли Россия Иран?

Алексей Синицын: - У нынешней администрации США появилось, кроме твиттерной дипломатии, еще одно политическое ноу-хау: своим союзникам они громко объявляют, что вот-вот предъявят Москве какой-нибудь жесточайший ультиматум. Во всяком случае, вся дружная компания натовцев  была уверена, что Рекс Тиллерсон едет в Россию с ультиматумом - или Асад, или объединенный Запад, который никому ничего обещать не собирается.

В Москве Тиллерсон был краток, выглядел мрачно удрученным, но никакой дилеммы перед Путиным не поставил. Да и какой был смысл это делать, если Путин уже давно и ясно дал понять, что ни по сирийскому, ни по иранскому вопросу Москва торговаться не собирается. Если очень коротко - не сдаст.   

Ниджат Гаджиев:  - 16 мая в Иране должны состояться выборы. Сложилось мнение, что либералы Ирана в лице Роухани не смогут адекватно отвечать угрозам нынешней геополитической ситуации. Как вы считаете, вернут ли себе власть иранские консерваторы или Роухани удастся сохранить за собой пост президента?

Алексей Синицын: - Иранские консерваторы долго не могли найти в своих рядах достойного кандидата, способного противостоять энергичному либералу Хасану Роухани. У них не было фигур масштаба спикера Меджлиса Али Лариджани, популярнейшего генерала КСИР Касема Сулеймани или секретаря совета по целесообразности Мохсена Резаи. Эти представители идеи «сильной руки» категорически отказались баллотироваться в президенты.  А, вот, экс-президенту Махмуду Ахмадинежаду сделать это не разрешил сам Верховный Лидер Али Хаменеи.

Но теперь Ахмадинежад должен сказать «спасибо» Трампу. Видимо, понаблюдав за американским лидером, Рахбар дал отмашку и Ахмадинежад, которого называли «ночным кошмаром Запада», пошел записываться в президенты.

Ожидается, что борьба за президентское кресло развернется между Махмудом Ахмадинежадом, официальным претендентом от консерваторов Ибрагимом Раиси и либеральным Хасаном Роухани. Только, вот, иранский либерализм весьма отличается от либерализма европейского.

Я не думаю, что Роухани в случае американского давления на Иран будет действовать мягче того же Ахмадинежада. Умнее - может быть, но точно не мягче. Особенно, если Дональд Трамп сообщит своей дочке Иванке и всему остальному миру, что «Иран очень, очень плохо себя ведет».

Аналитический отдел

NET-FAX - NET-ФАКС