Баннеры

 

 

 

 

Социум как он есть 

ПОМНИТЬ, ЧТОБЫ ГОРДИТЬСЯ

02 мая 2017

Зарифа Дулаева, заведующая отделом истории новейшего периода Национального музея истории Азербайджана:

- Один из интеллигентнейших людей ХХ века А. В.  Луначарский дал очень точное и объемное определение музеям, как «грандиозным памятным книгам человечества». Страницы этой книги, посвященные Второй мировой войне, не раз пытались переписать заново, подвергая ревизии оценки событий, некогда ставшие мировоззренческими установками современного человека. Не думаю, что кем-то серьезно ставилась глобальная цель воспитать из граждан новых независимых государств, к коим принадлежит Азербайджан, неких айтматовских манкуртов, начисто лишенных исторической памяти. Такое невозможно по определению. Однако не менее опасно было смещение исторических акцентов, попытки извращения роли Азербайджана в событиях второй мировой войны, в одинаковой степени и трагических, и героических.

 

Однако Музей Истории Азербайджана собрал и сохранил коллекции, свидетельствующие о самом активном участии нашей страны в Великой Отечественной Войне, на полях сражений которой сложили свои головы более 300 тысяч его сыновей и дочерей. Наши бесчисленные экспонаты и документы не являются овеществленной иллюстрацией военного лихолетья. Они сами по себе его исторический контекст, который стоит выше любых дискуссий о событиях того времени. Музейными работниками собраны уникальные материалы о подлинно героическом труде бакинских нефтяников, добывших для страны рекордное количество нефти в самом страшном 1941 году. Это им прислал приветственное письмо Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский: «В каждом боевом ударе бесстрашных соколов, в каждом рейде советских танкистов, в каждой победе над немецко-фашистскими силами немалая доля успеха принадлежит бакинским нефтяникам».

Пожалуй, нам сегодня известно все или почти все о  соединениях, в которых сражались, в основном, уроженцы Азербайджана. Это - 416-я стрелковая Таганрогская Краснознамённая ордена Суворова дивизия, 51-я гвардейская стрелковая Таганрогская ордена Ленина, Краснознамённая, ордена Суворова дивизия, 77-я стрелковая Симферопольская Краснознамённая ордена Суворова дивизия, и многие другие прославленные воинские соединения. В музее хранятся личные вещи и документы обо всех 43 героях Советского Союза  - азербайджанцев по национальности: генерале Ази Асланове, первом кавалере медали Золотая Звезда лейтенанте Исрафиле Мамедове, легендарном партизане Мехти Гусейн-заде, академике Зии Буниатове и других солдатах Великой Отечественной войны.   

Но есть в нашем музее и совершенно необычная эпистолярная коллекция. Это письма - знаменитые солдатские «треугольники» - тех обычных молодых парней,  наших соотечественников, которые не вернулись с той войны. Казалось бы, сугубо личные документы, они открывают нам внутренний мир людей, которые до конца выполнили свой воинский и человеческий долг. А заодно снимают все вопросы, за что и почему они принесли на алтарь Победы свои еще совсем юные жизни. И, наверное, очень важно, что сотрудникам музея удалось, насколько это возможно, установить их недолгий жизненный путь.

Да, наверное, было жестоко бередить душевные раны близких, когда мы предпринимали попытки найти последние фронтовые письма, после которых в дома приходили только извещения, прозванные в народе «похоронками». Но родные погибших шли нам навстречу и отдавали в музей свои драгоценные реликвии - пожелтевшие, плохо читаемые письма, написанные карандашом на тетрадных листках, без марок, но со штампами военной цензуры и адресами  полевой почты. Возьмем на выбор любые из них.

...Рядовой Мустафа Мехмандаров происходил из знатного рода Мехмандаровых, давшего стране знаменитого генерала Самед-бека, героя обороны Порт-Артура, первого военного министра АДР. Дед самого Мустафы - блестящий выпускник Петербургской Военно-медицинской Академии, Керимбек Мехмандаров был одним из организаторов азербайджанского здравоохранения. А его отец - Адиль Мехмандаров, тоже врач  - попал под каток сталинских репрессий в 1937 году. В памяти уже ушедших от нас близких Мустафы, он остался веселым, улыбчивым парнем, прекрасным спортсменом. Юноша занимался греблей и, по воспоминаниям родственников, его мать, Зивер-ханум, страшно беспокоилась, когда он уходил на лодке в море. Воевать молодому солдату-артиллеристу тоже пришлось на морском побережье - в страшном сражении на Керченском полуострове.

И вот, что характерно, - последнее письмо Мустафы пронизано оптимизмом. Он радостно сообщает, что здоров, чувствует себя прекрасно и рвется в бой. «Наконец-то добрались до нашей воинской части», - пишет юноша. Единственное его беспокойство - за мать, у которой на руках осталось двое сыновей-школьников. Мустафа Мехмандаров погиб под Керчью. По словам его младших братьев Мурада и Сабира, которые тоже достойно прошли дорогами той войны, мать, Зивер-ханум, всегда верила, что сына  у нее забрало Черное море.

Еще одно письмо принадлежит пареньку из бакинского предместья, Володе Крюкову. Перед самой войной сбылась его самая сокровенная мечта, которую разделяли тысячи и тысячи мальчишек того времени, - Володю  направили в Батайскую авиационную школу. Мы не знаем под каким городом сражался молодой летчик. Военный цензор зачеркнул его название. Но Крюков пишет о нем, что он «...был, есть и будет советским. Это так же верно, как то, что Казбек - на Кавказе, а Баку - на Каспии». Последнее письмо Володи Крюкова дышит тем же оптимизмом, что весточка Мустафы и почти текстуально совпадает с ней: «Наконец-то я дождался того часа, когда вышел на передовую позицию...». Мы так и не знаем в небе какого города нашел свою смерть летчик Крюков. Но в письме есть такие слова: «...погода здесь хорошая, настоящая южная». Это наблюдение, как и дата письма, дают основание полагать, что свой первый и последний бой молодой бакинец принял в небе Севастополя.

Под этим городом воевал и еще один азербайджанский парень - рабочий газолинового завода Ширбала Фарамазов. О нем мы знаем, что вышел он из трудовой многодетной семьи. Как рабочего нефтяной промышленности Ширбалу должны были обеспечить бронью, но 20 августа 1941 года он добровольно ушел на фронт. Из последнего письма мы узнаем, что молодой моряк стал участником героической обороны Севастополя. Он с гордостью писал, что уже лично участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Но больше солдатские «треугольники» в дом Фарамазовых не приходили...

Таких писем сотрудники Музея Азербайджана собрали огромное множество. Об отношении народа к той войне надо судить не по риторике газетных статей, а по подобным, сугубо личностным документам, своей сутью не допускающих какого-либо относительного прочтения, не говоря уже о политической интерпретации.

И последнее. В современной Германии торжествует такой, кажущийся парадоксальным, исторический принцип: «Помнить, чтобы забыть». Раскрывая его, мы видим интересную модель воспитания молодого поколения - оно хорошо должно знать самые мрачные страницы немецкой истории, чтобы выработать у себя стойкий иммунитет не только к нацизму, но и к любой идеологии собственной исключительности. Для нашей молодежи мы можем дать совершенно иную модель исторического восприятия - «Помнить, чтобы гордиться и идти дальше».

Социальный отдел     

NET-FAX - NET-ФАКС